Ровно 10 лет назад был уничтожен секретный ядерный реактор в Сирии. Все уверены, что это была работа еврейских спецслужб, хотя Израиль эту спецоперацию до сих пор никак не комментирует. Как проходила операция «Фруктовый сад» и кто уничтожил сирийский реактор – в нашей аналитике на основе воспоминаний мировых лидеров.

В прессе операцию по уничтожению ядерного реактора в Сирии называли «Фруктовый сад». Операции были посвящены десятки публикаций, но наиболее детально ее описали в книге «Сумеречная война» два израильских журналиста – Дан Равив и Йоси Мильман. На основании материалов книги, а также воспоминаний бывшего президента США Джорджа Буша-младшего, можно наконец понять, как именно развивались события.

Неприятный сюрприз

Всё началось с позорного провала. Накануне нового, 2003 года ливийский диктатор Муаммар Каддафи публично сообщил, что отказывается от создания оружия массового поражения, в том числе и ядерного. Такое решение Каддафи принял в результате тайных переговоров с представителями ЦРУ и МИ-6. Израильские же спецслужбы на тот момент вообще не подозревали, что у Каддафи был план обзавестись оружием массового поражения. Вот почему на предмет потенциального наличия ядерных программ в срочном порядке стали проверяться все недружественные Израилю страны.

Быстро наметился список «финалистов» – Саудовская Аравия, Египет и Сирия. Под подозрение эти страны попали потому, что туда слишком часто ездил отец пакистанской атомной бомбы Абдул Кадыр Хан – это он помогал развитию иранской ядерной программы и стоял за аналогичными ливийскими разработками. Проанализировав три страны, спецслужбы Израиля решили, что Саудовское королевство и Египет, дорожащие своей дружбой с США, не станут торопиться приобретать ядерные технологии у пакистанского физика.

А вот с Сирией всё обстояло по-другому. С тех пор как в 2000 году Башар Асад стал президентом Сирии, он взял курс на укрепление связей с Ираном и поддержку «Хизбаллы» в Ливане. Израильские специалисты, составив психологический портрет Асада, решили, что не обладая достаточным опытом, он вполне мог поддаться искушению и пойти на опрометчивые и авантюрные шаги. Вот почему все внимание израильской разведки с 2004 года было сосредоточено на Сирии.

Пальцем в небо

Уже к весне 2004-го выяснилось, что опасения были не напрасны. О сотрудничестве Сирии и Северной Кореи по развитию ракетных программ израильтянам было известно и раньше. Теперь же оказалось, что дружба этих стран распространялась и на ядерные проекты. «Моссад» попытался узнать подробности у дружественных спецслужб Запада, но тем якобы ничего не было известно. Тогда для сбора данных о ядерной программе Сирии был выделен особый бюджет. Отдел израильской электронной разведки – знаменитое «Подразделение 8200», входящее в военную разведку АМАН, начало перехватывать и расшифровывать все переговоры самого Асада, его особого советника генерала Мухаммада Сулеймана – как выяснилось, координатора секретного ядерного проекта, а также главы комиссии по атомной энергетике Сирии Ибрагима Усмана. В это время «Моссад» собирал любую информацию о сирийских ученых-ядерщиках. Наконец, и системы наблюдения израильского спутника «Офек» были также сфокусированы на Сирии.

В итоге в полутораста километрах от границы с Ираком, на военной базе возле Дир аз-Зура, было обнаружено подозрительное крупное помещение. Туда был выслан отряд израильского спецназа, и забранные им пробы воды, почвы и растений в окрестностях здания не оставляли сомнений – это был сверхсекретный ядерный объект. Однако никаких других деталей выяснить не удалось – шла ли речь об обогащении урана или плутония, а также насколько далеко вообще зашла ядерная программа Сирии, было непонятно. «Золотая информация» пришла из Вены. Приехав на очередное заседание МАГАТЭ – Международного агентства по атомной энергии, глава комиссии по атомной энергетике Сирии Усман все время очень неосмотрительно оставлял свой компьютер в своей венской квартире. «Моссад» не преминул этим воспользоваться – скоро вся информация лэптопа Усмана была у израильтян в руках. Там обнаружились многочисленные снимки из таинственного помещения возле Дир аз-Зура, в том числе и десятки фотографий сирийских ядерщиков со своими корейскими коллегами.

Изучив все снимки, эксперты в Израиле пришли к однозначному выводу: сирийцы строят ядерный реактор для получения плутония по типу северокорейского реактора в Йонбёне. Более того, стало ясно, что до завершения строительства остаются считанные месяцы – к началу 2008 года Сирия должна была стать первой арабской страной, обладающей ядерным оружием.

Остановить любой ценой

Решать проблему нужно было быстро, чтобы успеть до запуска: уничтожение реактора с уже находящимися внутри радиоактивными веществами могло привести к экологической катастрофе. Израильтяне поделились информацией с США. Однако даже после того, как американская разведка подтвердила все израильские оценки, президент США Джордж Буш отказал израильскому премьер-министру Эхуду Ольмерту в просьбе разбомбить реактор. Очевидно, Буш не желал развязывать третью ближневосточную войну в дополнение к афганской и иракской. При этом он дал понять, что не станет препятствовать израильтянам, если они будут решать проблему самостоятельно.

Армейский отдел планирования предложил три варианта выполнения миссии: наземную операцию силами спецназа, массированную атаку ВВС или почти «хирургическую» акцию с использованием небольшой авиагруппы. В любом случае риск был очень велик. В отличие от относительно удалённого Ирака, чей ядерный реактор был уничтожен израильтянами в 1981 году, Сирия была прямо на границе с Израилем, десятки тысяч ее ракет были направлены на еврейские города. Ответная реакция Сирии могла привести к гибели сотен или даже тысяч человек. Однако израильские специалисты были почти уверены, что если Израиль не возьмет на себя ответственность за уничтожение реактора, то никакой военной реакции от Асада не последует – сирийский президент предпочтёт скрыть, что втайне от всех, в том числе и от своих иранских друзей, развивал военную ядерную программу. Почти все участники заседания правительственного кабинета, состоявшегося в Израиле 5 сентября 2007 года, проголосовали за уничтожение реактора точечным ударом.

Незадолго до полуночи четвёрка F-16 и четвёрка F-15, стартовав с военного аэродрома Рамат Давид к северо-востоку от Хайфы, пронеслись в западном направлении над морем, повернули на север, затем на восток и пошли вдоль сирийско-турецкой границы. Одновременно военная разведка АМАН и ВВС использовали специальные средства, оглушающие и ослепляющие радары и системы сирийской ПВО. В отличие от 1981 года, когда против иракского реактора были применены тяжёлые и «глупые» бомбы, на этот раз израильтяне воспользовались управляемыми ракетами, сумевшими издалека точно поразить цель. Вся атака заняла не более двух минут.

2fdj0c8jg4zfumjytjpuhn2mq5p-nuersjkh8vv5b_yrzqwz540267er-dfcyn9gaddcbpyvjfg.jpg (78.69 Kb)

Реактор был уничтожен полностью. Погибли от 10 до 35 человек, в том числе корейские техники и инженеры, строившие реактор и готовившие его к запуску. На протяжении всей операции пилоты хранили молчание, лишь в самом конце отправили в эфир кодовое слова «Аризона», означавшее, что миссия выполнена успешно. Дальше все развивалось по плану – Израиль не признал ответственности за авиаудар, а Асад проигнорировал произошедшее, напрочь отвергая утверждения, что уничтоженный возле Дир аз-Зура объект был ядерным реактором. Он отрицал это даже после того, как инспекторам МАГАТЭ все-таки удалось через два месяца побывать на месте происшествия и найти там остатки радиоактивных материалов.

На днях арабские СМИ сообщили, что израильские F-35 провели очередную серию учений в сирийском небе, обнаружив неспособность развёрнутых над Сирией российских систем С-300 и С-400 заметить американские «невидимки». Израиль привычно от комментариев отказался.

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook и следите за обновлениями