Как известно, завершился визит президента РФ Владимира Путина в Иран, в ходе которого он, как высокопрофессиональный политик, успел поучаствовать в антиамериканских и антикитайских обсуждениях. И если в первом случае, вроде всё и так понятно, ведь в США у России только один сторонник – Трамп, то вот с Китаем Владимир Владимирович может накликать беду на свою седеющую головушку. Но, обо всём по порядку.

Как известно, 30 октября в столице Азербайджана с помпой была открыта очередная ветка масштабного долгостроя “Шелкового пути” железная дорога Баку-Тбилиси-Карс.

“Шелковый путь”, проект Пекина, о котором говорится уже не первый год и который должен соединить Азию и Европу, через Кавказ, в обход России. При этом, доставка грузов оставит не более 15 дней.

И вот, практически сразу же после данного открытия, в Иран спешит Владимир Владимирович, не только обсудить вопрос о совместном с Исламской Республикой отказе от доллара, но и транспортный коридор Бендер-Аббас – Баку – Москва – Санкт-Петербург — Хельсинки. То есть, президент России пытается грубо и бесцеремонно вмешаться в планы Китая? Отчасти – да. И это отчасти, может серьезно навредить российскому собирателю земель.

Дело в том, что предлагаемый Россией транспортный коридор, представляет собой путь с Юга на Север и по сути, вроде не должен мешать “Шелковому пути”, идущему с Востока на Запад. Однако, он таким образом будет отбирать долю товарооборота, который мог бы быть направлен в Европу и обратно по “Шелковому пути”. То есть, не особо прочная, но весьма неприятная палка в колесо Пекина.

Конечно, визит Путина в Иран в большей степени носил демонстрационный характер, мол, мы не изолированные и нам везде рады, и говорить о глобальных и масштабных преобразованиях после данной поездки не стоит. Но вот о чём можно сказать с уверенностью, так это о том, что в Пекине инициативу Кремля точно не оставят без внимания, тем более, что “Шелковый путь” это не просто торгово-экономическая инициатива КНР, а прямое детище Си Цзиньпина.

Александр Коваленко