Из-за противоречивости информации еще очень рано говорить о точных версиях крушения АН-148 в Подмосковье. Непонятно, просили ли летчики об экстренной посадке или нет. Потом была информация о столкновении самолета с почтовым вертолетом “Почта России”. Тоже самое и касательно погодных условий. Много моментов, которые с одной стороны подтверждаются, с другой не подтверждаются. Наиболее расхожая версия, что были проблемы с двигателями и они взорвались. Но двигатели сами по себе не взрываются и по вчерашней информации, оба двигатели найдены на земле. По их состоянии видно, что они работали до соприкосновения с землей.

Самолет как бы успел набрать высоту 1800 метров, скорость 600 км в час. Потом он сбросил высоту, опять набрал 1600 метров, после чего исчез с радаров. Сейчас появляется информация, как бы такой намек, что самолет-то украинский. В самом деле самолет украинской разработки, там стоял украинский двигатель. Честно говоря, мне не понравилась реакция Украины. Самой официальной реакции нет, но некий источник в украинском Минтрансе заявил, что “мы не несем ответственности, так как связи прерваны, авторский надзор не осуществлялся и вообще мы не при чем”. С моей точки зрения, Украина должна была сказать, что мы готовы оказать любую помощь в расследовании аварии, хоть и россияне гордо бы сказали, что мы сами справимся… Потому что это реально горе, погибли совершенно непричастные люди. И погибли страшной смертью. Война войной — но сотрясение есть сотрясение.

Но Украина в самом деле тут совершенно не при чем. Самолет эксплуатировался в России и связи между странами действительно разорваны. Мы могли или прекратить эксплуатацию самолета, либо же безопасность полетов должны были обеспечивать российские специалисты.

Теперь конкретно по версиям. Появилось видео, где на горизонте видна вспышка в небе и виден горящий шлейф за самолетом. Это говорит о том, что нарушена целостность крыла, а это топлевной бак. В принципе, к этому могло привести разрушение двигателя, хотя компресор подобного двигателя может пережевать без проблем большую птицу. А вот если разрушилась турбина, то она может пробить двигатель так, что это может выглядить как взрыв.

Горящий шлейф топлива за самолетом говорит о том, что это не теракт. Теракт — это взрыв взрывного устройства на борту самолета — в салоне или в багажном отсеке. Но это не приводит к таким видимым последствиям, когда разрушается крыло, а в воздухе горит топливо. Тем более, с точки зрения террориста глупо взрывать самолет через 2 минуты после взлета. Да и на обломках не обнаружено следов взрывчистых веществ. Тем более, самолет вылетел из столичного аэропорта, где есть подвышеное внимание служб безопасности.

Я бы также исключил погодные условия. Это взлет, все понятно для летчиков, снег был сухим, что исключает обледенение.

Когда-то АН-148 летал в составе авиакомпании “Россия”, которая возит президента страны. Потом “Россия” отдала его коммерческим авиалиниям из-за проблем с обслуживанием. Проблема понятна — из-за конфликта с Украиной запчастей стало меньше. Да и Путин не мог летать на украинском самолете в нашей ситуации.

Два года этот самолет стоял из-за нехватки запчастей, но это тоже ни о чем не говорит. Самолет мог стоять сколько угодно лет, но потом, когда появляются запчасти, он полетит.

Оба черные ящика найдены в хорошем состоянии, что говорит о быстрой расшифровке. В этом случае мы быстро все узнаем, так как крушение произошло над землей. Уже через неделю будет более-менее все понятно.

Вадим Лукашевич

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook и следите за обновлениям