Москва проиграла войну на Донбассе, и в Кремле это понимают, думая, как уйти с Востока Украины. При этом силового освобождения оккупированных территорий не будет, а для возвращения Крыма Украине нужно подождать смены режима в РФ. Такое мнение высказал в блиц-интервью «Апострофу» российский политолог и публицист Андрей Пионтковский.

— Президент России Владимир Путин недавно заявил, что нужно усиливать военную промышленность РФ. Как вы думаете, для чего это необходимо и что подразумевает это заявление Путина?

— Да ничего оно не подразумевает. Разве что еще раз напугать какой-то военной угрозой в сторону Запада. Ну и пойти навстречу своим генералам, которые требуют новых многомиллиардных расходов.

— Не собирается ли Путин начать новую военную эскалацию в Украине?

— Нет. Потому что он прекрасно понимает, что за ней последует. Наоборот, все дипломатические шаги последнего времени свидетельствуют о том, что он отчаянно ищет какое-то соглашение с Западом, хочет продать Западу какие-то конструктивные якобы шаги для того, чтобы не вводились в действие санкции, которые предусмотрены Конгрессом.

— Вы считаете, что Путин всего лишь пугает Запад, а, на самом деле, ничего серьезного за этим не стоит?

— Серьезный сценарий был весной и летом 2014 года, когда в Москве реально думали об аннексии 10-12 украинских областей. Но эта война уже проиграна Москвой, и там прекрасно все понимают.

В Кремле мечтают о том, чтобы как-то договориться с Западом — с Донбасса они уползут, но Крым останется. Вот если бы сегодня Украина и Запад предложили это Москве, то они с удовольствием приняли бы.

— В Луганске произошел «переворот», в результате которого свергнут главарь так называемой ЛНР Игорь Плотницкий. Как вы считаете, это действия Кремля или разборки террористов?

— Это не инициатива Кремля, но там, очевидно, вмешались. Это как раз дало прекрасные аргументы украинской стороне говорить о прямом военном вмешательстве России. Известно, сколько туда приехало военной техники.

Это традиционные разборки лугандонских бандитов. И ведь не в первый раз. Там уже ликвидировано достаточно бандитов – мозговых, бетменов, моторыл. Настало время Плотницкого.

Мне кажется даже, что Москву это застало врасплох, судя по отсутствию всякой реакции и комментариев. И, например, об этом совершенно ничего не говорят в российском МИДе.

— Но, с другой стороны, тот же Плотницкий подписывал Минские соглашения. Не будут ли его отстранение или даже ликвидация означать, что соглашения станут недействительны?

— А кого интересуют, действительны они или нет? Я об этом говорил с первой ночи их подписания, что их никогда не будут выполнять Россия и, отчасти, Украина. Россия никогда, до принципиальной смены режима, не передаст контроль над границей и не выведет войска. А Украина не согласится и, слава Богу, не согласилась, несмотря на давление Запада, на изменение своей Конституции. Ведь план Путина был в том, чтобы легализовать всех этих бандитов, втолкнуть это как раковую опухоль в политическое тело Украины, сделать их крупными политическими деятелями Украины, такими же, как, например, Медведчук.

Для меня является загадкой, почему Медведчук — один из основных виновников агрессии и убийств тысяч людей — остается государственным и политическим деятелем Украины.

Вот этот план так называемой федерализации провалился, и Минские соглашения являются фактическим поводом для пропагандистской борьбы в их различных интерпретациях.

— Кстати, Путин недавно провел телефонный разговор с главарями боевиков Донбасса. Является ли это попыткой легализовать их?

— Конечно. И это не единственный такой показатель. Там более, серьезные вещи происходят – к примеру, введение рубля на этих территориях.

Но, понимая, что Украина не пошла на их уловку, чтобы втолкнуть эти территории (оккупированный Донбасс, — «Апостроф») в их теперешнем состоянии, делаются какие-то шаги на повышение их субъектности. В то же время вариант, о котором Москва мечтает сейчас, – обменять эти «республики» на признание «Крымнаш».

Вот я рекомендую всем в Украине статью «Понять Украину» Дмитрия Тренина, генерала ГРУ, человека, отражающего взгляды Кремля. Там практически признается, что политика РФ по подчинению себе Украины провалилась, и хорошо бы отползти вот с этим, оставив себе Крым и постепенно уйдя с Донбасса.

Москва поняла, что далеко идущие цели «русской весны», «русского мира», «Новороссии» безнадежно проиграны и нужно как-то с минимальными потерями уходить из этой ситуации. Тем более, не успев оказаться под совершенно разрушительными персональными санкциями.

— Касательно Крыма, недавно Путин снова ездил на полуостров. Как вы думаете, зачем ему эти поездки?

— Его выборы не случайно назначены на 18 марта – день «присоединения» Крыма. То есть «возвращение Крыма в родную гавань» – как это называется в Москве – будет продаваться как одно из крупнейших достижений Путина за его предыдущий президентский срок. Потому эти поездки и подчеркивают, какую роль он персонально в этом играл. Но он не понимает, что тем самым подчеркивает и ту меру ответственности, которую рано или поздно будет принимать Международный трибунал (в Гааге), рассматривающий дело об агрессии против Украины и аннексии Крыма.

— А есть ли на сегодня реальный механизм по возвращению Крыма в состав Украины?

— У Украины нет никакого механизма. Единственный механизм возвращения Крыма – это падение путинского режима. Так что это зависит от России и, частично, от Запада. А Украина просто должна ждать этого часа.

У Украины достаточно сильная армия, которой вообще не было в марте 2014 года. Сейчас Украина способна отразить любую дальнейшую российскую агрессию, поэтому Москва никогда не пойдет на эскалацию. Но, все равно, Украина не может сражаться со второй в мире по силе армией, вооруженной ядерным оружием, и силовым путем Крым и Донбасс не могут быть возвращены. Это реальность.

— И вопрос об оружии. США собираются предоставить Javelin Грузии, а по нам окончательного решения нет. Как вы думаете, почему в приоритете Вашингтона Грузия, где боевых действий нет, а не Украина, где американское оружие необходимо (не только Javelin)?

— Украина получит оружие не непосредственно сегодня, а в случае дальнейшей российской эскалации. Ведь Javelin – это идеальное оружие для отражения танковых атак.

Все решения по Украине в Вашингтоне приняты, в том числе, финансовые – Конгрессом. Но один или полтора человека — Дональд Трамп с Рексом Тиллерсоном — пока этому сопротивляются. Насколько я могу судить из Вашингтона, то их позиции слабеют.

Что касается оружия, то, во-первых, при малейших признаках какой-то эскалации – например, движении России к Мариуполю или на других участках – оружие будет передано Украине немедленно. Во-вторых, даже без этого, я думаю, Трамп и Тиллерсон могут сопротивляться не больше нескольких месяцев.

— А почему Грузия, где сейчас относительно спокойно? Зачем грузинам Javelin именно сейчас?

— Во-первых, как объяснил недавно бывший президент Грузии Михеил Саакашвили, это выполнение того соглашения, которое он еще подписал с Бараком Обамой в 2012 году.

А, во-вторых, Трамп же ужасно зажат между громадным давлением всего американского истеблишмента и какими-то его обязательствами, о которых мы не знаем, или его опасениями насчет Путина. И он, наверное, посчитал, что передача оружия Грузии не вызовет большого восторга в Москве, но и не вызовет такой отрицательной реакции, как передача оружия Украине.