Внефракционный народный депутат Надежда Савченко заверила, что планирует и дальше ездить на оккупированные территории.

Официально у нас посещение оккупированных территорий законодательно не урегулировано на сегодняшний день. Есть рекомендации, которые ориентируют чиновников местного самоуправления, государственных чиновников, военнослужащих и других ограничить посещение оккупированных территорий. Но это рекомендательный характер подобных ограничений: можно прислушаться к этим рекомендациям, можно не прислушаться.

Очень жестких запретов на законодательном уровне у нас нет, их пытались вводить последний раз через внесение законопроекта по реинтеграции оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей, который в декабре во втором чтении депутаты решили не рассматривать, мотивируя это возникновением угроз, которые и так имеют для Украины системный характер: угроза срыва переговорных процессов по обмену пленными и необходимости дождаться факта продления санкций против рф. А по большому счету в тех законодательных актах, которые на сегодняшний день приняты и действуют, как раз-таки таких ограничительных норм нет.

Поэтому с точки зрения законодательного поля можно и ездить туда, это не запрещено, но не рекомендовано.

С точки зрения логики. Очень нелогично в условиях войны, чтобы человек, который по своему статусу имеет доступ к государственной тайне или к вопросам национальной безопасности (а любой депутат Верховной Рады имеет доступ в разных пропорциях, в разной степени допуска, но тем не менее он носитель информации. Точно также военнослужащий, судья и т.д.) — носитель гостайны посещал оккупированные территории, где он в любой момент может стать пленным.

С другой стороны, любой гражданин страны, пересекающий линию фронта и посещающий оккупированные территории или пересекающий государственную границу и въезжающий в страны, которые ведут вооруженную агрессию или поддерживают ведение вооруженной агрессии против Украины, например, Российская Федерация, Беларусь, в любой момент может точно также оказаться пленным, обменным товаром на пленных российских военнослужащих, которые попали в плен уже в Украине на фронте. Это тоже нелогично. Мы имеем уже кучу примеров, когда граждане Украины обвиняются в несуществующих преступлениях, им оккупационные суды или российские суды уже на территории Российской Федерации вменяют реальные сроки и направляют в тюрьму.

В условиях войны такой активный контакт с оккупированными территориями просто-напросто нелогичен. Он несет опасность для национальной безопасности государства. В каких целях это делается, тут можно только догадываться. И отношение обычно не очень лицеприятное к тем людям, которые осуществляют подобные поездки.

В законодательном поле, необходимо урегулировать вопрос посещения оккупированных территорий с точки зрения введения жестких ограничений. На наш взгляд это необходимо сделать.

Юрий Смелянский

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook и следите за обновлениям