Во-первых, это действительно обновленная редакция резолюции, которая была одобрена в прошлом году. И хотя она по содержанию жестче, результаты голосования в Третьем комитете Генеральной Ассамблеи ООН почти соответствуют тому, что было год назад. Тогда на комитете «за» проголосовало на две страны больше и, наоборот, на две страны меньше выступили против резолюции. Но все это компенсируется жесткостью резолюции.

[the_ad id=»8425″]Ценность резолюции — в том, что с ее помощью происходит фиксация того, что Россия не выполняет решения Международного суда ООН, которые являются для нее обязательными, в том числе о деятельности Меджлиса крымскотатарского народа, об обеспечении обучения на родных языках, о прекращении действий, которые усложняли бы ситуацию с правами человека — то есть все то, что было в предписании Международного суда ООН.

Да, Россия сейчас игнорирует, и у нее хватает сил пока не принимать в работу такие резолюции. Но они будут служить основой для углубления международных экономических санкций и политического давления. Одна из функций резолюции — как раз обосновывать дальнейшее давление на Россию.

К большому сожалению, нет правовых инструментов, чтобы заставить государство-член ООН, тем более постоянного члена Совета Безопасности ООН, выполнять решения Международного суда ООН. Поскольку, несмотря на то, что его решения носят обязательный характер для членов ООН, нет механизма исполнения этих решений, кроме рассмотрения в Совете Безопасности. А в Совете Безопасности сразу действует механизм вето по меньшей мере со стороны России.[the_ad id=»8431″]

Однако потенциальное принятие резолюции Генассамблеей ООН может стать не только базой для каких-то политических решений: такие резолюции создают преграды на пути эрозии суверенитета Украины в отношении временно оккупированных территорий. Россия пытается любыми способами утверждать свой фальшивый суверенитет на оккупированной территории, организует очень много разнообразных якобы международных мероприятий и привлекает туда иностранных политиков, депутатов. Благодаря прошлогодней резолюции — а в нынешней это повторяется — есть определение России как страны, которая временно оккупировала и незаконно аннексировала Крым. Теперь мы требуем от всех институтов ООН, других международных организаций — Европарламента, Совета Европы, ОБСЕ — чтобы эти определения содержались и в их документах. На каких-то площадках это проходит спокойно, как, например, в Европарламенте. В некоторых, например, в ОБСЕ — сложно. Но то, что ООН заложила подобные дефиниции, является одной из преград для де-факто легализации России на оккупированных украинских территориях.

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook и следите за обновлениям