Думаю, о всех деталях этого освобождения расскажут, когда наши коллеги будут в Киеве: мы организуем пресс-конференцию, и они сами ответят на все вопросы. Могу только сказать, что это был очень сложный процесс. Активная фаза длилась две недели. Это случилось благодаря взаимодействию между президентом Украины Петром Порошенко и президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, а также взаимодействию между Эрдоганом и президентом России Владимиром Путиным. Мы в течение двух недель были в этом процессе. В освобождении участвовало очень небольшое количество людей, поскольку было множество нюансов.

Все нюансы достойно преодолены со стороны Ахтема Чийгоза и Ильми Умерова. Освобождение состоялось без каких-либо уступок с их стороны, каких-либо признаний и тому подобного.

Что касается вопроса, кого Россия получит взамен, я думаю, что это не классический обмен, к которым мы привыкли. Это результат особого давления на Россию со стороны очень многих наших партнеров. Россия, пойдя навстречу, выбрала наиболее приемлемый для неё вариант. Какие она при этом планирует получить дивиденды, очень сложно сказать. Возможно, рассчитывает на какое-то взаимопонимание с Турцией и западным сообществом. Но, как мне представляется, это больше является следствием того эффекта, который в России наблюдается в результате введения санкций.

В этом процессе были и другие участники, за которых я говорить не могу. Наверное, последуют и их разъяснения. Освободили сразу двоих наиболее заметных крымскотатарских политиков без всяких условий и ультиматумов – это действительно большое достижение. И это очень большая вынужденная уступка Путина. И поэтому я не хотел бы говорить о вещах, которые сейчас, возможно, не имею права раскрывать.

Но я хочу сказать, что освобождение двух человек не снимает с нас долг еще больше объединять усилия и давить на Кремль, чтобы освободить всех политических заключенных. Для того, чтобы Москва покинула территорию Украины.

Рефат Чубаров