Больше всего волнуешься в первую минуту встречи, когда наши после пережитых страданий стоят каменные.

Вблизи линии соприкосновения – ужасный интернет. Я знала, что все ждут новостей, мы исчезли на несколько часов без связи, за нулевкой, журналисты нервничали, что не могут передаться и подарить всей стране эти наши эмоции – мы с нашими в Горловке!

Это ощущения, от которых ком в горле. Название города, в котором ты бывал много раз до войны, флаг несуществующей «республики», на самом деле – оторванного куска Украины. Вокруг вооруженные люди в чужацкой форме, и прижавшись к автозакам, в которых просидели эти несколько последних часов на оккупированной территории – наши. Вглядываешься в лица, которые знаешь только по фото их родных, смотришь в глаза, осознавая, как с ними работали и психологически обрабатывали все это время. Вокруг – люди с оружием и «журналисты» «Лайф».

И вот мы машем друг другу и начинаем аплодировать, и украинские журналисты выбегают из автобуса и мы мчимся к ним, и это был такой эмоциональный драйв. Контрольная сверка, наших вызывают по фамилиям, они по привычке этих страшных трех лет на мгновение складывают руки за спину и вдруг разрывают те сжатые за спиной руки, потому что хоть и в оккупированной Горловке – но уже за миг до свободы. И вот – пальцы в трезубец или в кулак: Слава Украине! И идут в наш автобус! Столько раз «Слава Украине! Героям Слава!» Горловка не слышала давно.

А за пару часов до Горловки – наши с оккупированного Луганская вернулись, выходили из той маршрутки на Зайцево – и кричали нам: «Слава Украине!»
Больше всего волнуешься в первую минуту встречи, когда наши, после пережитых страданий, стоят каменные, их лица из скалы и потом как в той «Снежной королеве» первая слеза, и они уже – не ледяные.

Больше всего люблю минуту их перевоплощения – когда одевают военную форму и в глазах уже не просто уверенность, а большое желание вернуться в Горловку. С миром! Не с войной, которую туда принесла не Украина.

Вчера ребята так щемяще переодевались в новенькую военную форму, они же, раненные, страшной зимой 2015, когда наша армия, разворованная и уничтоженная, голая и босая, одевавшаяся еще волонтерами, еще не видели этих новостроев. «Ой, липучки на штанах! Удобно! Ремень не нужен!», «Классные берцы!» – радовались, и мы вместе с ними.

А потом первые звонки мамам и женам, а затем президент их встретил лично почти на линии фронта, а затем военные вертолеты и военный самолет – потому что они же наши воины. И в Харькове они снова плакали – уже иначе, чем в Горловке. Там – еще не верили, здесь – не могли поверить! Они шли к военному караулу,с почестями их встречавшему, и переспрашивали: это для нас? Это правда? А в Киеве они уже не прятали эмоций. Праздник! Такое нужно стране.

Ирина Геращенко

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook и следите за обновлениям