Тайная резиденция императора, о которой никто не знает – «Бычаров ручей», Сочи. Вечер, окна тронного зала зашторены, охрана удалена. В зале – двое. У окна, тоскливо поглядывая в окно через отворот шторы, стоит министр обороны. Он неотрывно смотрит в одну точку туда, куда упал Ту-154 с его ансамблем песни и свиста. Думал о своем и, явно, что-то не доброе.

На нем был фельдмаршальский мундир, в руках – фельдмаршальский жезл. Император не разрешал, чтобы к нему приближались с тяжелыми металлическими предметами, а потому жезл был выполнен из мягкого силикона, красного цвета. Внутри были какие-то шарики и лампочки, но сегодня было не до жезла. На всякий случай, министр был при всех медалях. На его груди красовались ордена Сутулого, Сусанина, Моисеева, Пенкина и медали за форсирование Сахары, Мать героиня и почему-то – за победу в конкурсе йоркширских терьеров.

Подумав о чем-то своем, фельдмаршал достал табакерку зачерпнул там горсть порошка и ловко скрутил самокрутку, орудуя одной рукой. В другой он крепко держал золотую, а потому – тяжелую табакерку. Он не сильно любил курить, да и курением это не назовешь. Просто шаманы его приучили общаться с духами, а помогал ему в этом дымок от самодельной папироски. Табака там не было вовсе, зато был особый ягель, хвоя пыхты и сушенный помет редких мышей. Эта смесь, будучи выкуренной, отпускала дух от тела или снимала внутренние блоки. Впервые, когда дымок раскрыл ему внутреннюю сущность себя, он был в Якутии. В момент полного раскрепощения, в нем открылся дар скульптора и он вылепил огромного петуха из того, что было под рукой.

В этот раз помощь духов никак не помешает. Император был не в духе. Больше того, он был подавлен. В таком состоянии кто-то непременно выпивал чай с полонием или с каплями для сердечного приступа.

Сам император сидел на троне, поджав под себя короткие ноги и завернувшись в накидку из песца с горностаевыми хвостами, на голое, до пояса, тело. Вернее, он не догадывался, что сидит голым до пояса. Специалисты из Сколково презентовали ему костюм из секретного наноматериала и обладал он удивительными свойствами бронежилета. Императору сообщили, что костюм выдерживает попадание пули из любого стрелкового оружия, включая 50-го калибра от снайперских Барретов. Так же он держал снаряды, вплоть до калибра 155 мм, возможно и более крупный калибр, но пока остановились на 155. Причем, костюм абсолютно не имел веса. Оно и понятно – нано технологии, не хухры-мухры. А еще, окружающие видели его в самых различных цветах, в основном – в царственно пурпурном, сам же император не видел костюма вовсе. Таково было его свойство.

Император очень дорожил своей безопасностью и одевал костюм в самые ответственные моменты. Как-то он ездил на охоту в Якутию и там верхом на лошади он был одет лишь в верхнюю часть костюма, а потом он приехал в гости к известной гимнастке, в полном костюме, после этого она куда-то пропала. Придворные пояснили, что она исчезла в поисках такой же ткани для своей одежды.

Время шло, ждали визиря. И вот он вошел в зал мягкой, но уверенной походкой человека, привыкшего дергать за нужные нитки и не только за них. Визирь сразу понял, что императору не хорошо, ибо тот собрав глаза в кучу, смотрел на свои руки, а потом – кусал и кусал на них ногти. При этом, лысина, на которой не было короны, была блестящей от многочисленных капелек пота. Визирь остановился и демонстрируя покорность, замер у трона. Министр приблизился к трону и для завязки разговора начал:

— Повелитель позволь, я отрублю ему голову! (С)

— Ой, Шойгу, ну хватит этих казарменных шуток. Ты же сугубо гражданский человек, строитель. Это ты своим нукерам показывай прыть, а тут – не надо. И потом, я тебе сколько раз говорил не вешать медали на ширинку?

— Ну это я, чтобы вас подбодрить…

— Меня уже подбодрили. Я хотел поговорить с Трампом и меня с ним соединили. Каково же было мое удивление, когда Трамп заговорил со мной на русском языке с рязанским акцентом? Ну зачем это надо было делать?

— Но повелитель, мы звонили Трампу десятки раз, а в трубке постоянно раздается одно и то же «ваш абонент знаходиться по за зоною досяжності, зателефонуйте пізніше”. Мы не хотели вас расстраивать и решили, что вам будет приятно поговорить пусть и не с Трампом, но похожим на него человеком. И потом, наша спецсвязь сообщила, что, возможно, разговор прослушивает СБУ. Вы же сами знаете, как они все записывают,– закончил визирь.

— Хорошо, что мы со всем этим будем делать?

—  С чем «с этим»? – уточнил визирь.

— С этими санкциями, с этими списками, вообще, со всем этим?

— Но, государь, – подал голос министр – мы есть в этом списке, а вас в нем нет! Чего же вам-то беспокоиться? – спросил министр и сжал табакерку аж до хруста в пальцах?

— А действительно, — поддержал визирь –как-то странно получается, все наши есть в списке, а вас  там не оказалось. Теперь люди разное говорят, вот Дима, например. Вечно спящий олух, но и тот что-то смекнул и уже увольняет тех, кого нет в списке. А вас там нет…

— Был. Мне Патрушев докладывал. Был, но в последний момент список изменили и меня вычеркнули. Там они странно написали мою фамилию.

— Как неправильно? – удивился министр.

— Ну сам посуди, моя фамилия на «П» начинается, а они ее записали, как начинающуюся с «Х». Потому и вычеркнули. Но все равно, дело – дрянь. Надо как-то выходить из ситуации. Что скажет наш министр обороны?

Фельдмаршал сразу подобрался и откашлялся. Пока он кашлял, на его груди позвякивал подвеской нагрудный знак «парашютист-инструктор». Это был именной знак, подвеска с указанием количества прыжков была не ромбиком, как обычно, а в виде оленя, ибо прыгал он – прямо с оленем. При этом он пел песню: «Самолет – хорошо, пароход – хорошо, а оленя – лучше».

Закончив прочищать горло, министр начал:

— Мой фюрер, в таких случаях, классик военного искусства Ктотто фон Насморк советовал: «Маленькая, победоносная война даст выход из любой ситуации».

— Шойгу, ну не морочьте вы мне голову. С вашими маленькими и победоносными войнами, я уже не знаю, куда и деваться и как из них вылезть…

— Минуточку! – фельдмаршал снова сжал табакерку – Я привез лучших стрелков из Бурятии, которые со ста метров белку в глаз стреляют, а оказалось, что с той стороны, с километра простреливают глаз белке и моему охотнику! Я же говорил – маленькая! Разве с Украиной маленькая получится? Того и гляди, что они сами сюда придут. Надо было Науру воевать или Берег Слонячих Бивней.

— Это ты мне такое сказал? А кто про «родную говень» мне тут арии пел?

— Согласен. Было дело. Был не прав. Тогда предложение со старой работы. Можно устроить катастрофу. Все на это падкие, начнут сочувствовать, слать помощь, а мы так, вытирая слезы – снимите с нас санкции, сами мы не местные и собираем на платную операцию, вот у нас и документы есть, если не верите…

— А это – хорошая мысль, – отозвался визирь Володин – может сработать. Запросто! Вспомните как с чернобылем было или с Арменией и ее землетрясением. Да что там Армения, подлодка Курск…

— Так, все! Про Курск – не будем. Тогда мы все укурились.

— Хорошо, но трагедия на них действует как галоперидол. Только надо правильно катастрофу продумать. Что скажет наш министр?

— А министр скажет прямо и четко, катастрофу беру на себя. Прорыв дамбы плотины и все вниз по течению – жертвы.

— Нет, — возразил император – плотину не надо. Нам и так торговать нечем, а тут еще и электричества не будет на экспорт. Надо как-то так сделать чтобы энергетика не пострадала, хотя сам ход мысли  — хорош.

— Все, придумал – заявил министр – бомбим Воронеж. Бросаем пару тактических авиационных ядерных заряда. Один – на правый берег, второй – на левый и вот тебе – трагедия. Тем более, что мы сейчас по космосу сильно проседаем, а там – завод по производству ракетных двигателей. Скажем, что засыпались из-за трагедии. А еще скажем, что это – Порошенко бомбил, с Турчиновым. Лично.

— Нет, — вздохнул визирь – на хохлов не свалим, не поверят. Это же мы рассказали, что химическое оружие из Сирии вывезли, а сами только порожняк гоняли. Они начисто все ядерное оружие нам отдали. Не пойдет.

— Так, я знаю, что скажем. – сияя сказал император – ИГИЛ. Это они похитили в Борисоглебске два заряда и жахнули ими по Воронежу. Кстати, мерзкий городишко, он мне никогда не нравился. Скажем, что у вас грузовиками давят, а у нас – вон, какая атака. Пока они там будут со своими дозиметрами носиться, придется снимать санкции. Деваться некуда.

Все трое светились неподдельным счастьем. Также засветился различными цветами и ядерный чемоданчик императора. Уже было за полночь. Воронеж давно спал.

anti-colorados

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook и следите за обновлениям