Из Telegram: «Комиссия по помилованию при президенте одобрила прошение экс-сенатора Игоря Изместьева. Путин обещал помиловать его провозащитнице Людмиле Алексеевой и главе «Роснефти» Игорю Сечину, которому Изместьев помог установить контроль над «Башнефтью». Парламентарий приговорен к пожизненному заключению за 14 убийств, 2 теракта и покушение на сына президента Башкирии Муртазы Рахимова — главу «Башнефти» Урала Рахимова».

В принципе, этого короткого текста достаточно, чтобы понять состояние дел в сегодняшней российской правозащите. И все же не может не вызывать недоумения тот факт, что «бабушка отечественной правозащиты», удостоенная к своему 90-летию высочайшего визита, припав к государевой руке, просила не за безвинно осужденного Алексея Пичугина, отбывающего 14-й год пожизненного заключения за отказ дать показания против руководителя ЮКОСа. Вместо этого нынешний председатель МХГ, прикрываясь авторитетом старейшей правозащитной организации, практически все члены которой прошли лагеря и психушки в достопамятные брежневско-андроповские времена, просила наследника «славных чекистских традиций» за погрязшего в кровавых криминальных разборках лидера ОПГ Изместьева, работавшего по совместительству сенатором РФ, что, как известно, является нормальной трудовой практикой в путинской России.

Впрочем, Людмила Михайловна всегда знала, что в нынешние суровые времена гораздо безопаснее и комфортнее ассоциироваться с Сечиным, нежели с Ходорковским и Невзлиным. К слову сказать, еще в 2005-м году она тепло поздравила тогдашнего генпрокурора Устинова, сыгравшего ключевую роль в разгроме ЮКОСа и гонениях на его сотрудников.

Гарри Каспаров

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook и следите за обновлениям