Виктор Орбан, премьер-министра Венгрии, своим заявлением 14 ноября все расставил по своим местам. Он прямо сказал: «Мы не принимаем никаких дебатов, соответствует или нет новый украинский закон существующим или гипотетическим европейским нормам. Нас эти дебаты не касаются…». Иными словами – новый закон об образовании партии Орбана безразличен и не является причиной ее словесных нападок на Украину. Причины таких демаршей находятся в самой Венгрии, которая, в отличие от Украины, не имеет в своей истории сколько-нибудь значимой демократической традиции, зато имеет застарелые нацистские и авторитарные комплексы.

До турецкого завоевания королевство Венгрия официально было государством трех наций: венгров, саксов (немцев) и секеев, которых еще в ХХ в. считали печенегами, а сейчас – особым кланом венгров. Венгры-завоеватели воспринимали славян и волохов (румын) как своих данников-рабов и людей второго сорта, подлежащих мадьяризации. Венгрия – один из тех эталонных примеров оккупационной теории возникновения государств, которые хоронят теорию о его классовом происхождении, тем более что марксисты так и не смогли подтвердить ее историческим материалом.

Турецкое завоевание и марксизм мало поколебали нацизм венгров, притом, что большую часть их составляли мадьяризированные славяне. Поэтому еще в начале XIX в. венгров часто причисляли к славянам. Даже национальный герой и лидер венгерского восстания 1848-1849 г. славянин Шандор Петёфи (Александр Петрович) отказывался признавать независимость восставших хорватов и сербов. «Истинные» венгры были в этом еще тверже, чем Петрович-Петёфи, не имевший ни капли венгерской крови. В итоге венгров в целом устроило, что Вена подняла их статус до второй титульной нации и переименовала Австрийскую империю в Австро-Венгерскую. По аналогии с иерархией народов в СССР статус Венгерского королевства Вена подняла до «союзной республики», а Хорватское королевство так и осталось «автономным краем» в составе Венгерского королевства.

Революция 1918 г. ликвидировала эту империю и Венгерское королевство, из которого ушли все другие народы со своими территориями, включая Закарпатье. Из-за этого венгры обиделись не только на ушедших, но и на Антанту, признавшую этот «великий исход», и присоединились к немцам и Гитлеру как еще одна нация, обиженная англо-французскими «империалистами». Марксизм и советская оккупация не избавили венгров от этой обиды. Они массово уничтожали археологические памятники славян, чтобы доказать: на момент «обретения родины» венграми эта территория была пустошью, подобно тому, как арабы «палестинцы» уничтожают иудейские древности. Когда начались трения между СССР и Румынией, то в Венгрии стали продвигать территориальные претензии к «румынскому бараку» социалистического лагеря, рассчитывая на покровительство Москвы. Но так как еще одна «социалистическая война» не входила в планы Москвы, то венграм оставалось лишь рисовать карикатуры на румын. Самым популярным был рисунок, где два конных венгра-переселенца в Х в. смотрят на пустошь и удивляются: «По данным румынских историков здесь должна быть цивилизация».

Вступление Венгрии в ЕС и НАТО де-юре и де-факто исключает для нее возможность пересмотра границ, но не исключает такого желания у некоторых венгерских политиков. Тем более в 2018 году не только парламентские выборы в Венгрии, но и столетие конца Австро-Венгерской империи, и можно попытаться разбудить разные старые обидки и потускневший венгерский нацизм.

Главный игрок на этом поле, разумеется, партия «Йоббик», которую российские политологи изначально классифицировали как нацистов, что не мешает дружить с ней кремлевским лидерам «бессмертного полка». Так как нацизм, а также авторитаризм, в менталитете венгров еще не полностью изжиты, то в нишу избирателей «Йоббика» решил заглянуть и «Венгерский гражданский союз» («Фидес») Виктора Орбана. Украина и Сербия – два удобных объекта для таких упражнений, поскольку они не члены ЕС и НАТО, в отличие от Словакии, Словении, Румынии и Хорватии. Поэтому на тех «наезжать» нельзя, а на Украину и Сербию – можно, что время от времени «Фидес» и проделывает, стремясь перехватить голоса у «Йоббика».

Такие демарши «Фидес» имеют ряд причин и целей.

Прежде всего, это текущее желание поиметь что-нибудь с РФ, пока та еще жива. На РФ сейчас многие смотрят как на покойника, с которым надо договориться о завещании, пока его еще не закопали. По этой причине даже премьер-министр Хорватии Колинда Грабар-Китарович съездила 18 октября к Путину в Сочи, куда как-то постепенно перемещается из Москвы столица РФ. Этот визит по вопросу о судьбе российских предприятий в Хорватии или о включении в «завещание». Сходные мотивы и у партии Орбана, которая с 2013 г. добивается от Москвы возврата металлургического комбината «Dunaferr», проданного в 2010 г. Сергеем Тарутой РФ в составе компании «Индустриальный союз Донбасса». Если бы у власти в Венгрии были марксисты, то они без долгих разговоров национализировали бы «Dunaferr» и заодно основательно перемыли косточки российскому империализму. Но Орбан – «буржуй», и поэтому четвертый год торгуется с Москвой о продаже убыточного предприятия. Столь милые сердцу Кремля «наезды» на Украину – это не только способ добиться продажи, но и сбить цену.

Угрозы «Фидес» не допустить вступление Украины в ЕС – это также возможность поторговаться с самим ЕС, так как отношения между Брюсселем и Будапештом весьма натянутые. В Брюсселе, а также в Берлине и в ряде других европейских столиц, с 2012 г. смотрят на «Фидес» как на умеренных авторитариев. В мае 2015 г. на саммите в Риге президент ЕС Жан-Клод Юнкер публично назвал Виктора Орбана «Диктатором» и шуточно шлепнул его по щеке, чтобы развеять все сомнения в искренности своих слов. В Брюсселе правы – после изменений в судах и ограничений для СМИ «Фидес» сделала всё возможное в рамках правил ЕС, чтобы монополизировать власть. За это Брюссель вводил против Венгрии санкции и урезал финансирование. В 2017 г. «Фидес» начал брать под контроль систему образования из-за чего «открыл фронт» против университета и фонда венгерского еврея Сороса (Шороша) и Орбану опять досталось от Брюсселя и демократов. Теперь «Фидес» начнет шантажировать ЕС угрозами не пустить Украину в ЕС, а заодно шантажировать и саму Украину.

Так что «наезды» «Фидес» на Украину – это надолго, во всяком случае, до весенних выборов точно.

В такой стратегии у «Фидес» есть и сугубо личные причины – он с 2010 г. имеет монополию во власти, но начинает надоедать венграм. Изначально Орбан и «Фидес» выступали как антитеза Соцпартии. Но после провала той на выборах в 2010 г. «Фидес» выстроил сходную авторитарную систему без коммунистической идеологии, и в Венгрии ее стали называть «мафиозным государством». Вышло как у Виктора Черномырдина: «Что ни строим – получаем КПСС».

Но выяснилось – приложить эту монополизированную власть некуда, а сама Венгрия тихо поползла в обычный застой, свойственный авторитарным государствам. Поползла быстро, вопреки тому, что имела лучшие условия старта, чем Украина: после восстания 1956 г. в Венгрии ограниченно допускали частную собственность и рассуждения о разных моделях социализма, а общая граница с Австрией облегчала интеграцию в экономическое ядро ЕС.

Подвело превалирование авторитаризма в ментальности венгров, по привычке склонных легко мобилизоваться в поддержку государства как инструмента удержания в повиновении славян и румын, и защиты от турок, австрийцев и русских. Украинцы, в отличие от венгров, до сих пор по привычке воспринимают государство отчужденно, как оккупанта или как колхоз, украсть из которого – святое дело. Оба эти восприятия имеют сильные и слабые стороны, но в итоге начинавший как демократ Орбан эволюционировал в почти диктатора и уперся в проблему: куда власть употребить?

К счастью для Венгрии партия Орбана не собирается опять вводить коммунистическую экономику распределения, а к счастью для Европы – совершать захватнические набеги. В результате «Фидес» не знает, какой героический подвиг совершить, чтобы понравиться избирателю, и развлекается словесными нападками на Украину.

Между тем у венгров есть застарелая проблема: их в Европе никто не понимает в самом прямом смысле. Финны могут поговорить с эстонцами, а венграм, чтобы поговорить, надо ехать на свою историческую родину – в Удмуртию, Мари-Эл или далее к ненцам за Урал. Вот тут у «Фидес» и открываются перспективы для долгосрочного подвига: помощь в культурно-национальном возрождении угро-финским народам Приуралья и Зауралья. Это более монументально, чем запрещать венграм и мадьяризированным славянам Закарпатья учить украинский язык. Ближе к выборам Орбан вполне может поднять эту тему, а пока состязается с «Йоббиком». Возможно, оно и логично: начать с Карпат, чтобы добраться до Урала, и чтобы «Йоббик» тему не перехватил.

Сергей Климовский