На сегодняшний день невозможно со 100-процентной уверенностью сказать, что переговоры в формате «Сурков — Волкер» будут позитивными. Скорее всего, они будут продолжаться. Будет и далее происходить диалог Волкера и Суркова, но без конкретных результатов, поскольку на сегодняшний день позиция РФ принципиальная и очевидная для всех.

Она заключается в том, что Россия не пойдет на уступки в части места и некоторых юридических, а также технических моментов возможного размещения миротворцев на Донбассе. Речь идет именно о месте дислокации, которое является камнем преткновения между США, Россией и Украиной (РФ хочет видеть миротворцев на линии разграничения сторон, а не на всем оккупированном Донбассе, в том числе на своей границе, — «Апостроф»). Для Путина принципиально недопущение размещения миротворцев возле украинско-российской границы, неконтролируемой Украиной на сегодняшний день.

Поэтому вполне очевидно, что консенсус невозможен. И последние заявления Суркова, которые говорят о том, что якобы по трем пунктам из 29-ти есть согласие, свидетельствуют о том, что это не основные пункты, а, скорее всего, второстепенные. А основные пункты, которые касаются миротворческого контингента, остаются спорными. И по ним дискуссия будет продолжаться, но вряд ли она увенчается успехом.

О белорусских миротворцах на Донбассе

Инициатива белорусской стороны (по отправке миротворцев на Донбасс, — «Апостроф») пока не была озвучена полноценно в качестве какой-то отдельной концепции. Пока мы не слышали каких-либо четких заявлений со стороны Александра Лукашенко. Речь, скорее всего, может идти о поверхностном изучении этого вопроса. Но, в любом случае, инициатива Беларуси должна рассматриваться как один из вариантов возможного урегулирования конфликта на Донбассе, если даже будет оформлена в качестве конкретной концепции. Поскольку сейчас принципиальным моментом является использование миротворческого контингента ООН. Для этого нужна санкция пяти постоянных членов Совета безопасности ООН, а именно США, России, Китая, Великобритании и Франции. И главным здесь является консенсус между США и РФ, но он сейчас маловероятен. Скорее всего, все закончится очень плачевно с точки зрения достижения согласия. А именно — переговоры между Сурковым и Волкером не принесут необходимых результатов.

Я думаю, в течение 6-8 месяцев будет объявлено о недостижении согласия. США и украинское руководство со своей стороны скажут, что РФ не идет на уступки, Путин со своей стороны скажет, что Украина не хочет делать уступки, и все это увенчается фиаско переговорного процесса, использованием нового пакета санкций против России и предоставлением Украине летального оружия. Мне кажется, что все это будет осуществлено синхронно и совпадет во временном отрезке.

Об обмене пленными

Это отдельный процесс, который всегда был отделен от общего переговорного процесса, касающегося урегулирования конфликта на Донбассе.

Этот процесс выгоден всем – и Путину (который сейчас активно говорит об обмене пленными, — «Апостроф»), и американцам, и руководству Украины, и европейцам, поскольку это единственное подтверждение удачного хода переговорного процесса. И если мы внимательно проанализируем работу минской контактной группы, то единственная сфера, где более или менее есть какие-то достижения – это как раз сфера обмена пленными. Но удачность этой сферы во многом зависит от позиции лично Путина и РФ. Путину нужно показывать перед его сторонниками, прежде всего в РФ, миротворческий имидж. И для того, чтобы поддерживать этот имидж, Путину необходимы минская контактная группа и нормандский формат как раз с точки зрения обмена пленными. И я верю, что переговорный процесс по обмену пленными будет частично удачным — и постепенно пленные будут освобождаться.

Но есть один нюанс, на который мало кто обращает внимание. Параллельно с переговорным процессом по обмену пленными боевые действия на Донбассе продолжаются. И каждый месяц все новые и новые украинские военные попадают в плен. Следовательно, этот процесс (по обмену пленными) может быть вечным. Пока мы не прекратим боевые действия, мы не сможем фиксированно говорить о каком-то количестве задержанных с нашей стороны. Такая же позиция со стороны России и так называемых ДНР-ЛНР. Украина же тоже постоянно задерживает сторонников отделения Донбасса от Украины. Следовательно, число этих людей может постоянно увеличиваться, что сделает этот процесс бесконечным.

Поэтому данный процесс является второстепенным по отношению к общему переговорному процессу. Но при этом в нем есть какой-то успех, так как люди возвращаются в свои семьи. Но он не является фиксируемым и контролируемым полностью, так как количество задержанных увеличивается с двух сторон.

О разговоре Путина с главарями боевиков

Я убежден, что раньше уже были переговоры между Путиным и Захарченко с Плотницким неофициально. В принципе, нет особой необходимости для Путина в общении напрямую с Захарченко и Плотницким, так как есть Сурков – человек, который регулярно на связи с так называемыми ЛНР/ДНР.

Но сейчас появилась информация о том, что лично Путин общался с ними. Я думаю, что это, прежде всего, направлено на тех сторонников президента РФ, которые находятся в России, чтобы создать и показать имидж Путина-миротворца, чтобы показать, что он пытается урегулировать конфликт на Донбассе, что он общается с разными сторонами переговорного процесса: с Петром Порошенко, европейцами, американцами, представителями этих «республик».

Не думаю, что это удачная попытка с точки зрения эффективности переговорного процесса, так как большинство в Украине и мире понимают, что эти образования полностью регулируются РФ. Следовательно, нынешняя попытка каким-то образом создать Путину образ миротворца, прежде всего, будет восприниматься, анализироваться и рассматриваться как таковая в России, но никак не за рубежом. Поэтому не стоит придавать значения появлению Путина в качестве прямого собеседника главарей боевиков, так как сейчас не может быть речи о том, чтобы эти «республики» стали полноценными участниками переговорного процесса на международном уровне.

О поездке Путина в оккупированный Крым

Я не думаю, что стоит уделять большое внимание этому моменту. Он неоднократно ездил в Крым. И не только он, а и (премьер-министр РФ Дмитрий, — «Апостроф») Медведев, и другие должностные лица России. Это делается для популярности президента России в Крыму и других регионах страны. Дело в том, что в марте будут выборы, и Путину важно иметь как можно большую поддержку российского общества. Абсолютная поддержка в силу разных причин на сегодняшний день невозможна. Поэтому он старается ездить в разные места, и в том числе в Крым, чтобы показать, что он не забывает об этом регионе. Ему важна поддержка Крыма, прежде всего, потому что еще четыре года назад Крым не был аннексирован Россией.

После аннексии Крым находится под фактическим контролем президента России и, соответственно, российских властей. И, безусловно, большое количество граждан Украины, которые сейчас проживают в Крыму, не воспринимают руководство России полноценно. Соответственно, Путину важно попытаться увеличить свою популярность в этом регионе. Это сложно сделать в силу многих причин, но он попытается.

Андрей Бузаров