[the_ad id=»8425″]Из многих источников известно, что в конце Второй Мировой Войны, товарищ Сталин всерьез задумался о том, чтобы шлепнуть зарвавшегося и заворовавшегося товарища Жукова. В том, что он хорошо «отоварился» в оккупированной Германии, не было ничего нового или совсем уж плохого. Красная армия всегда славилась любовью к трофеям. Просто у Жукова их объем стал напоминать некое психическое заболевание. Сталина стало напрягать то, что Жуков стал забывать те негласные договоренности, которые существовали между Сталиным и верхушкой армии. Эта договоренность не писаная и скорее походит на бандитские понятия. Для совка, сталинского периода, такие понятийные конструкции были нормой и большинство самых серьезных вопросов, чреватых большой кровью, решались без фиксации самого решения, просто это становилось «линией партии» обрастая, впоследствии, сопутствующими документами. И вот Жуков стал переступать предназначенные ему и всей верхушки РККА, рамки. Своим необузданным «величием», он уже стал отбрасывать свою тень на вождя и учителя.

Будучи, по своей сути, бандитской организацией, совок придерживался бандитских же понятий. Сталин, как пахан, должен был блюсти свой статус и уничтожать тех, кто посягнул или мог посягнуть на статус-кво. Жуков же стремительно приближался к запретной черте и уже подлежал утилизации. Но в последний момент, высший генералитет, люто ненавидящий Жукова, все же вступился за него и отстоял. Сталин отступил, но и Жуков поджал хвост и ушел в тень.

Многие наблюдатели говорят о том, что военные боялись повторения 1937 года и кровавых чисток армии, а потому и вступились за опального Жукова. Нам же эта картина представляется несколько иначе, а вернее – шире. Дело в том, что этот инцидент возник вне рамок правового поля и был исчерпан, отнюдь не входя в него. Ни военные, ни сам Сталин не апеллировали ни к духу, ни к букве закона, ибо все вместе и каждый в отдельности, плевали на эту чушь с высот своего положения. Другое дело, что Сталин дал военным некий карт-бланш на выигрыш в войне с Германией и он в себя включал дальнейшие пожизненные ништяки. Но он же включал и безоговорочное подчинение Сталину, без малейших вольностей. В общем-то это был вариант вассального договора, где в обмен на верность, военные получали материальный достаток, хороший кусок власти над нижестоящими и списание любых грехов, за исключением нарушения верности сюзерену. Так вот, Сталин слишком рано уличил Жукова в нарушении этого договора, ибо тот еще не успел примкнуть ни к какой антисталинской силе, да и не было ее тогда. Поэтому военные напомнили Сталину уговор и то, что тот взял и на себя некие обязательства. В общем, в тот момент все улеглось.

Но сам принцип действия таких договоренностей, внезапно и четко обнажился. Теперь стало понятно, почему для армии были остановлены почти все ограничения по грабежам и насилию на оккупированных территориях. Это входило в стоимость билета.

Спустя десятилетия, Московия вернулась именно к такому устройству отношений вассалов и сюзерена. Всем давно понятно, что в РФ писанные нормы права не работают совершенно. Вернее, они работают так, как надо в тот или иной момент и нет никакого однообразия в их применении. По идее, такое положение должно бы вызвать хаос, но его нет. Это значит, что параллельно работает иная, не формальная система правил, которой придерживаются все. В отличие от сталинских времен, вассальные договора стали более специализированными и ушли от общих положений. Так, вассалы мелкого калибра получают на кормление те или другие рыбные места, но имеют над собой несколько слоев сюзеренов с общей преданностью Путину. Потом идут более жирные вассалы и появился такой новый институт вассальства, как Рамзан Кадыров.

Тот имеет с Путиным отдельный вассальный договор, который выглядит примерно так. Кадыров жестко наводит «порядок» в Чечне, подчиняя местное население лично себе. Он обязуется выставлять людей, которые будут сражаться лично за Путина где угодно и когда угодно, не спрашивая о причинах драки или резни. Сам Кадыров поклялся в верности лично Путину и в том, что ни за какие посулы, не переметнется на другую сторону сам, не даст этого сделать своим людям, а его люди – не дадут этого сделать другим вассалам.

За это Путин даровал Чечне особый, почти экстерриториальный статус, где остановлены все нормы российской конституции, даже бутафорские. Кроме того, путин ежегодно выплачивает из бюджета $1 млрд. и кое-что сверх того – из не бюджетных средств. В юриспруденции, такое положение называется встречными обязательствами. Пока одна сторона выполняет свою часть обязательств, вторая выполняет свою и наоборот, не выполнение обязательств одной стороной, делает невозможным выполнение обязательств другой стороной.[the_ad id=»8431″]

Так вот, Путин перестал выполнять свои обязательства в полном объеме и уменьшил бюджетное финансирование Чечни почти на $100 млн. Это – довольно опасная ситуация для РФ и для Путина, ибо Кадыров теперь в праве тоже изменить свой объем обязательств. Собственно говоря, за последнюю неделю мы увидели необычное поведение как самого Кадырова, так и подчиненных ему чеченцев. К этому можно относиться как угодно, только с точки зрения «понятий», которые регулируют внутреннюю жизнь РФ, кое-что изменилось. Вассалы увидели, что сюзерен не так аккуратен в исполнении своей части соглашения, как то было раньше. И второе, они видят, что вассал может спросить и с сюзерена, в случае чего. А это – мощная трещина в путинском абсолютизме и непоколебимости. Это что называется – «Акелла промахнулся». Он дал сильный повод усомниться в его способности контролировать ситуацию и главное, дало пищу для размышлений о том, кто бы мог справиться лучше. А это уже ломает вбитый в головы россиян постулат: «Нет Путина, нет и России». Рамзан показал, что не все так однозначно. В этом деле главное – начать, а потом уже Путину вполне можно услышать сакраментальное: «Володенька, я ведь тебя зубами загрызу!»

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook и следите за обновлениями

anti-colorados