4 года назад я опубликовал на сайте Радио Свобода текст, который завершался словами «Разгадки тайны убийства Джона Кеннеди, возможно, нам придется ждать еще полвека, пока советские и американские архивы не будут открыты полностью». Открытие американских архивов планировалось в текущем году, но оказалось частичным. Некоторые документы так и остались засекреченными «по соображениям национальной безопасности США».

[the_ad id=»8425″]Моя картина происшедшего после знакомства с новыми документами в целом не изменилась, но к ней добавились некоторые нюансы. Напомню прежде всего фундаментальную для меня аксиому относительно личности Ли Харви Освальда, которой 54 года пренебрегает подавляющее большинство американцев, включая «специалистов по России», и которая очевидна всем нам, миллионам людей, жившим в СССР. Молодой американец левых убеждений, перебежавший в 1959 году в Советский Союз по идеологическим мотивам, разочаровывается в обретенном им социалистическом рае и заявляет неусыпно курирующим его органам, что он собирается вернуться в США. Идет 1962 год.

При очень большом усилии воображения я могу себе представить, что благородные джентльмены из КГБ смиренно переносят эту пощечину и немедленно оформляют американцу все документы, необходимые для отъезда в страну главного вероятного противника. Вместо того чтобы оформить длительное тюремное заключение, например, за бытовое хулиганство. Или не уберечь парня от автомобильной катастрофы. Да, действительно, все‑таки не сталинские уже были времена, а либеральная хрущевская оттепель, нравы вегетарианские. Во время расстрела демонстрации рабочих в Новочеркасске в том же 1962 году были убиты всего 26 человек и еще семерых потом лишили жизни по приговору суда.

Но никогда я не смогу поверить, чтобы комсомолке, спортсменке, студентке-заочнице, передовице производства Марине Прусаковой, кандидатура которой была одобрена компетентными органами в качестве супруги товарища Освальда, позволили покинуть свое отечество только потому, что этот придурок разочаровался, видите ли, в великих идеалах социализма. Никто из нас, советских людей, проживавших в СССР в 1962 году, никогда в это не поверит: супруги Освальды могли благополучно покинуть Советский Союз только в одном качестве, как завербованные агенты кремлевской разведки.

Мой самый любимый из рассекреченных на днях документов, более полувека хранившихся в тайне, – донесение от 4.12.63 агента ЦРУ из Москвы, которому регулярно сливал, нет, извините, «предоставлял проверенную информацию» какой-то высокопоставленный «источник»: «Новость об убийстве [Кеннеди] была встречена в Москве настоящими шоком и ужасом, и церковные колокола звонили в память о президенте Кеннеди. Согласно данным от нашего источника, руководство КПСС считает, что речь шла о хорошо подготовленном ультраэлементами заговоре с целью совершения государственного переворота в США».[the_ad id=»8431″]

Вишенка на торте – это, конечно, Москва златоглавая и звон колоколов. В начале было Слово, и Слово было звонок из высокого кремлевского кабинета товарищу Арамису: «Майор Михайлов, прозвените, пожалуйста, на этот раз не вашими державно-патриотическими …дями, а церковными колоколами». За 54 года не нашлось в Лэнгли ни одного эксперта, который начертал бы на этом «донесении» (с гораздо большим основанием) знаменитуюрезолюциювождя от 17 июня 1941 года: «Пошлите к …ной матери этот источник! Это не источник, это дезинформация».

Имитация мнимых религиозных чувств – классический прием чекистских соблазнителей, бережно передающийся из поколения в поколение. Родившийся в 1952 году майор Путин, беседуя в 2001 году с президентом Бушем-младшим, растрогал того легендой о спасенном им на пожаре с риском для жизни крестике, освященном на Святой земле. Два дипломата (американец и русский), которым довелось присутствовать на этом сеансе лубянской магии, рассказывали мне, что Буш, глубоко заглянувший Путину в душу, плакал. По поводу звона колоколов в память об убиенном президенте Кеннеди американцы плачут от умиления уже шестое десятилетие.

Другой интересный документ – подробный отчет ЦРУ о встрече Освальда 26 сентября 1963 года в посольстве СССР в Мехико-сити с Главным советским мокрушником по Западному полушарию Валерием Костиковым (13-е управление КГБ), работавшим под консульским прикрытием. Сначала Костиков беседовал с Освальдом в компании еще двоих коллег, а потом в течение 20 минут один на один. Эта встреча была зафиксирована не потому, что ЦРУ следило за Освальдом, а потому, что оно следило за Костиковым. Освальд вообще впервые после возвращения из СССР попал на радары спецслужб – и тут же с них и исчез. Знание об Освальде, в котором было столько печали, не было передано ни секретной службе, охранявшей Кеннеди, ни структурам ФБР в Далласе, отвечавшим за безопасность визита президента.

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook и следите за обновлениям