Как известно, большевики, совершившие переворот 100 лет назад, отказались от обязательств империи, в части признания ее внешних долгов. За это, и за сепаратный мир с Германией, которая уже была почти разбита и через полгода рухнула, совок попал в лепрозорий и почти полную изоляцию. Это повлекло за собой период «разрухи». Дело было не в том, что инфраструктура была полностью уничтожена, а в том, что ее некому было восстанавливать, налаживать и запускать в работу. Во власть пришли пролетарии, которые не умели и не хотели работать, зато они очень любили убивать «классово чуждый элемент».

[the_ad id=»8425″]К нему, вместе с буржуа – собственниками средств производства, были причислены инженеры и прочая интеллигенция, названная вождем пролетариата «г*вном нации». Тут дедушка Ленин из трех слов, два начисто переврал. Вместо интеллигенции, надо было поставить пролетариат, а нации в России как не было до большевиков, так и после нее никакой нации нет. Но дедуля отжигал еще и не такое, особенно – по части массовых убийств, поэтому про его оценку интеллигенции все успешно забыли. А между тем, инженеры были, во множестве, иностранного происхождения, из Англии или Германии, посему – их послевоенные остатки, мгновенно выехали по домам, а вместе с ними и местные коллеги, понимающие, куда все катится.

Тогда большевики подвели черту под всем: финансами, промышленностью, технологиями, образованием и даже историей. Они решили все создавать с чистого листа, почти не опираясь на предыдущие достижения и опыт. То есть, отказ от «царского наследия» был полным и всеобъемлющим. Большевики стали писать собственную историю и за неимением лучшего, стали писать ее кровью. Они сразу полезли войной на территории, которые откололись от умершей империи и к которым их государство не имело никакого отношения, ибо сами отказались от имперского наследия. И вот начался каскад войн по периметру границ. Украина, Польша, Закавказье, Средняя Азия и Сибирь.

Потом была передышка, ибо все, что могло стрелять, и чем можно было стрелять, было произведено при ненавистном царе, а потому – стало заканчиваться. Надо было производить новое, а как оказалось, этого делать нечем и некому, а за рубежом оружия купить было нельзя по причине от выплаты долгов. Это вызвало перерыв череды войн, и большевики усиленно занялись организацией нового военно-промышленного комплекса, выписывая себе инженеров, оборудование и технологии у другого изгоя – Германии, а потом к этому подключились Штаты, которым совок ничего должен не был. Так все и шло до 1936 года, пока «вежливые люди» или «ихтамнеты» из совка, не прибыли в Испанскую Каталонию, где приняв испанские псевдонимы, стали «защищать местный пролетариат», ибо русскоязычных там обнаружено не было.[the_ad id=»8431″]

Но все эти 15 лет, пока совок не воевал на чужой земле, шла беспощадная война на земле собственной. Эта война уносила не меньше жизней, чем обычная война с другим государством. Количество жертв исчислялось миллионами. Мясорубка не останавливалась. Как только закончилась испанская эпопея, внутренняя мясорубка вышла на максимальные обороты и то, что значит 1937 и 38 годы, знают все. А потом наступил год 39, когда совок влез в Польшу и Финляндию, а в следующем году, он же влез в Балтию. Уже в 41 году на очереди стояла Германия, но расклад изменился, фюрер не стал ждать своей очереди и напал первым. Это был единственный случай, когда войска противника действительно ступили на землю совка, хоть это было следствием действий самого совка. Потом была Северная Корея, кровавые подавления мятежей в ГДР, Венгрии и Чехословакии, Ближний Восток, Эфиопия, Ангола Куба, Афганистан, в конце концов.

В общем, совок всегда лез в кровавую бойню, а когда не мог ее устроить вне своих границ, переключался на массовые убийства своих граждан. Вот именно такая страна стала образцом для РФ, которая признала правонаследие за совком. И сразу пошло Приднестровье, Абхазия, Чечня, Дагестан, Грузия, Украина, Сирия.

Все это приводит к простому и логичному выводу о том, что в отношении РФ нельзя применять привычные критерии оценки. Именно Москва по праву заслужила презумпцию виновности. То есть, как только она засвечивается в какой-то войне, мятеже или терактах, ее вина должна приниматься автоматически, если не удастся доказать обратное. Только такой подход позволит сохранить миллионы жизней и не допустить нового масштабного побоища. Альтернативы этому подходу просто не существует.

anti-colorados

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook и следите за обновлениям