Украина входит в этот отопительный сезон с рекордно низкими запасами угля. Наша главная надежда – мягкая зима, которая позволит закупать меньше угля и газа. Но надежду нужно подкреплять чем-то реальным, если сценарий будет не таким добрым к нам. Запасы на сегодняшний день в полтора раза ниже, чем были в прошлом году. С другой стороны – все вполне логично. Мы потеряли треть (треть, Карл!) нашей добычи после захвата их боевиками. Историю все помнят и повторять ее в деталях нет смысла.

Мы можем сказать «спасибо» Кремлю и его марионеткам в ОРДЛО, те в свою очередь поблагодарят Семенченко и Соболева за блокаду, которая создала идеальное информационное прикрытие для захвата, но эмоциями топить не будешь. Поматерили негодяев, выпустили пар и возвращаемся к реальным проблемам. Где взять уголь в необходимом количестве? Сработал украинский «ход конем» с приоритетным введением газовых блоков на ТЭС и перестройкой самих блоков. Это обошлось недешево, но позволяет нам уходить от рынка антрацита. Который даже в мировых масштабах достаточно невелик и отлично кормит Россию. Мы можем у нее не покупать – купим другой, а российский антрацит найдет своего покупателя.

Рынок антрацита, повторюсь, небольшой, так что повышенный спрос со стороны Украины сразу дает РФ возможность заработать. Долю антрацита в украинской энергетике мы уже сократили с 35% до 25% и перестройка блоков продолжается. Это, кстати, очень неприятный сигнал для оккупированных территорий Донбасса и тех, кто там проживает. Даже после восстановления украинского контроля над этими территориями, заново перестраивать блоки на ТЭС никто не будет. Большой привет шахтерам, верившим в Россию. Ваши шахты закрываются навсегда. Но вернемся к нашим сегодняшним проблемам.

Пока политики и общественные деятели совершенно далекие от энергетики продолжают пугать народ «страшным грабежом людей по формуле Роттердам+», Кабмину приходится решать реальные задачи. Как погасить разницу между этой самой формулой «Роттердам+» и реальной ценой, по которой Украина покупает уголь в США и ЮАР. Да, «страшная формула» реально дает цену ниже, чем импорт из Пенсильвании. Увы и ах. Потому что формула строится на средней цене за прошедший год, а реальная цена на рынке выросла в 2017 – выше я писал почему. Роттердам+ сегодня закладывает цену в 2113 гривен за тонну. Стоимость, которую заложило Минэнерго на украинских шахтах порядка 2200 грн. Это не себестоимость – реальная себестоимость на госшахтах гораздо выше, но мы сейчас не будем обсуждать эффективность госпредприятий и частных компаний, просто чтобы не дробить внимание и не плодить лишние буквы. Вопрос решали за счет госдотаций, но бюджет не резиновый, а шахтеры вынуждены протестовать. Импортный уголь мы покупаем от 95 (ЮАР) до 105 (США), но это уже доллары.

Умножать на курс все умеют, плюс сделайте поправку на то, что дополнительные закупки валюты усиливают давление на гривну. В общем, ситуация не самая удачная для нас. И с 1 ноября министр Насалик совершенно логично поставил украинских энергетиков перед фактом – грех покупать уголь за 100 долларов у иностранцев, а своим платить 2200. И цену на украинский подняли до 2425 грн за тонну. Потому что в самом деле – почему мы должны платить украинским горнякам меньше, чем африканским? Наши хуже работают? Нет, не хуже. Более того, они получают зарплату в гривне и тратят ее в Украине, предварительно уплатив все налоги. А поменять гривны на доллары и отправить за границу – чистый убыток. Так что логика тут имеет место быть. Подводим итоги.

Что мы имеем в результате? Украинского угля не хватает, импортный обходится дорого, запасов мало, зима близко. Конечно, это не трагедия. Это проблема, которая решается деньгами. Ключевой вопрос – где их взять? Можно поменять формулу расчета и брать не 12 месяцев, а 6 или 3 последних. Можно вообще принимать любые решения, но финансовая ситуация в энергетике всегда выглядит проще, чем арифмометр. День берутся из тарифа. То есть из конечной цены для потребителя. Все, других источников в энергетике не было и нет, если не брать в качестве образца развитой социализм с государственной экономикой и перекрестным субсидированием. То есть любые переписывания формулы упираются в повышение тарифов, чего хотелось бы избежать.

Кабмин такое решение нашел, но кроме достоинств оно имеет и недостатки. Достоинства тактические, недостатки – стратегические. Принятое решение позволяет ГП «Энергорынок» взять кредит в размере 2 миллиардов гривен под существующую задолженность потребителей. То есть мы перекроемся не повышением цены, а отсрочкой с получением денег от должников перед энергетиками. Это позволит нам за счет «резерва» пройти зиму без рисков. Но в перспективе Украине придется решать проблему комплексно. Развивать свою добычу (это во всех отношениях выгоднее) и повышать энергоэффективность промышленности и бытовых потребителей. Модернизация всех процессов в цепочке – от добычи и производства до использования электроэнергии с максимальной эффективностью – единственный логичный сценарий. За счет сегодняшнего решения мы пройдем зиму, но что дальше. Мы обязаны измениться – это вопрос естественного отбора. Иначе мы останемся бедными людьми, которые не умеют эффективно тратить свои деньги…

Кирилл Сазонов