Однажды, поздней осенью 2014-го четверо только вышедших с полигона воина приехали в северо-восточную область Украины, в один из приграничных районов… Кто был, тот в курсе, какие там леса, какой там народ и какая (да никакая, бл*!) граница… Через поле к лесу и дальше по опушке идет две колеи, которые, по сути, и есть «КСП» пограничного отряда в этом районе… Дальше – села, еще севернее районного гродка… За лесом – уже чужой район, запоребрик с мышебратьями… Силами местных здесь копались (ими же, тоже местными, и засыпались втихую) рвы вдоль границы, у многих «за лесом» — знакомые, родственники…

Но уже был Иловайск, розовые очки разлетелись в мелкие осколки в том «зеленом» коридоре, многие местные уже не так зло смотрят на погранцов…

Приехали в село уже почти заполночь, выпрыгнули со своего бусика в пустую хату а-ля «гостиница all in inclusive», только в варианте села: шесть панцирных кроватей с матрасами, печь, вместо стекол в окнах пленка, под потолком на шнуре болтается лампочка ватт на 60…

Темно, тихо…

Где-то в далёко слышен негромкий рык двигателей… По звуку понимаешь — что-то «взрослое» рычит… Вошли, не раздеваясь свалились на кровати…

— Леший, ты первый, через два часа поднимешь Гуцула, потом — Змей, — Василич, куратор, капитан от ДПСУ, в курсе местной «принимающей» стороны… — Все, всем — спать, утром много дел…

В семь утра — все на ногах, еще зевающие и спящие на один глаз, полукругом расположились возле кровати, на матрасе которой Василич развернул карту… К хате с воем и скрипом тормозов подлетел «УАЗ» местных погранцов, топот ног, шутки, рукопожатия…

— Ну что, как идем???

— Ногами, — Василич злой, почти неделю уже спит по 2-3 часа… Как и мы с ним…

— Это понятно, — прапорщик, начальник караула, тычет в карту пальцем:

— Вот отсюда лучше всего заходить, потом вот так, вдоль, там просека есть…

— Ты видел, что с той стороны???

— Ага, видел: куча палаток, там особо не прячутся… То ли страху нагоняют, то ли еще чего…

— И все-таки предлагаешь по просеке ходить как в тире??? Положат к бениной маме, и, как всегда, их там не было…

— Ну мы ж ходили, ничего…

— Давно???

— Да с неделю назад…

— То-то и оно… — Василич задумался… — Сколько с тобой народу???

— Десятка…

— Тогда так: ты и еще пятеро — вот отсюда, я и остальные твои — с этой стороны, группа моих — вот здесь зайдет и пойдет тихонько вдоль просеки, но не по самой просеке… Уловил, Змей???

— Угу… — Змея немного потряхивало: первый, по сути, боевой выход в поле…

— Так, в «фв» — «моторылы», на каждую группу по аппарату… Обращаться нежно, как с любимой женщиной, в эфир анекдоты не травить, батарею беречь… Аварийный сигнал: при возможности голосового — «контакт», если не получается — двойное нажатие тангенты… Ферштейн, май либе фройнде???

— Да, все ясно, капитан, все будет нормально…

— Вот как вернемся, тогда и поговорим за «нормально»… Все, оружие, бк, связь — и выходим…

В лесу, как и всегда, было тихо и сыро, «дубок» промерзал моментально, стоило только замереть на пару минут… Четверка двигалась в метрах трех от просеки, вдоль нее… Эта просека, по идее, обозначала границу Украины с эрэфией, но сюда из-за плотного леса техника добраться не могла… С собой тянули умных датчиков движения/давления/тепла, которыми и прикрывали границу… Хотя бы так… С той стороны уже отчетливее слышен был шум дизелей…

— Так, вот тут, Леший, следующий ставим…

— И что ставим??? Гуцул обернулся вместе со Змеем, но автоматы так и остались висеть стволами вниз: напротив стояло трое в «кикиморах», автоматы на уровне груди, лиц не рассмотреть…

— Не-не, не надо дергать свои калаши… — с противоположной стороны поднялось еще четверо, со стороны просеки — трое…

«Ну все, зайчики, допрыгались…» — мысли метались, как атомы, то есть абсолютно хаотично и ничего умного в голову, кроме как спросить: «А вы кто???» не пришло…

— Да грибники мы, не видишь что ль, — с характерным оканьем ответил один из «кикимор». — Так чего ставите-то??? Вы покажите, мы ничего, посмотрим, и дальше за грибами пойдем…

«Как же глупо… Как по-идиотски…».

— Да так, мы тут вот границу намечаем, флажки ставим, чтобы видно было… — Змей опустил руку на уровень кармана штанов, автомат показным жестом закинул за спину… Леший, Гуцул и Морпех как-то само собой встали спина к спине, прикрывая спину и Змею, но за «калашматами» не тянулись…

«Бл*, как же так… Пи****ц, тут сейчас пришпилят, х*р кто найдет…».

— Ой, да ладно вам, че там смотреть, — Змей заснул руку в карман штанов, немного поворачиваясь левым карманом, в котором лежала «моторыла», к спинам своих, одновременно рукой нащупывая тангенту: «Только бы успеть нажать, только бы успеть, чтобы не спалили… Иначе — ж*па нам всем и сразу, даже вякнуть не успеем… Автыки у них вон с пбс-ми, патроны наверняка тоже под них, а в лесу фик услышат…».

— А вы-то чего тут делаете??? Заблудились???

— Ага, грибочки собирали и заблукали слегонца… Слушай, хахол, а у тебя сало есть???

— Сало??? Какое сало???

— Ну обычное такое, белое с прорезью… Мне вон кум возил…

— Не, откуда у меня сало… Да и не любитель я сала…

«Стрелять не торопятся, но и ближе не подходят… Будем тянуть время… А вдруг…».

— Ладно, каклы, давайте так: вы сейчас спокойно складываете автоматы свои возле той сосны, пистолетики тоже не забудьте с ножичками, рюкзачки там же оставите…

— Чуєшь, москалику, а ти не думав, що ми тут не самі???

— О, слышу говорок настоящего бендеровца, — говоривший повернул свой ствол в сторону Гуцула… Гуцул положил ладонь на цевье…

— Ну что, бенедеровец, посоревнуемся, кто быстрее?

Минуты тянутся так медленно… Сколько уже так стоим??? Три минуты??? Пять??? Десять??? Или только минуту???

Тишина… Верхушки сосен так успокаивающе шумят…

«Да, пи***ц нам… Жаль, что так глупо… Сцуко, а все-таки страшно… Вроде как и понятно, а все-равно страшно… Ну да и хрен с ними…».

— Тихо, успокоились оба, — Змей повысил на полтона голос, — опусти ствол, родной, опусти… Ты ж стрелять не будешь…

— Это еще почему?

— Хотел – сразу б положили, не говорили бы разговоры…

И тут:

— Шли бы вы отсюда, мальчики… — за спиной «кикморы» появился ствол «калашмата» вместе с голосом Василича…

— Не то не ровен час пальчик у меня дрогнет… Змей отпустил тангенту, вынял руку из кармана и потянул свой «калаш»… Справа и слева от Василича появилось еще по паре стволов…

— Давайте, мальчики, идите на ТУ сторону… Сами…

Змей тихо сполз на землю… Точнее не сполз, а сплыл…

— Василич… Как же ты вовремя…

— Все целы?

— Угу, — руки предательски дрожали, сигарета между пальцев выплясывала даб-стэп, зажигалка в другой руке лихо ей подтанцовывала… — Как же ты вовремя…

— Да услышал нажатие, потом какое-то бормотание… Рация где?

— В кармане, где ж еще… Холодно, а в кармане все теплее, батарейка не так садится…

— Ничего, обошлось… Да и начкар сразу сообразил, где вы есть… Он тут местность знает, провел быстро и тихо…

— Пи***ц, Василич, как же ты вовремя…

— Страшно было???

— Угу, страшно… Чуть не обосцал себе штаны…

— Ничего, это нормально… Рядом тихо сидели Гуцул, Леший и Морпех…

Потом будет еще много таких выходов… Леший погибнет через два с половиной месяца, зимой 15-го, в бою с такими же «грибниками», может даже с этими же самыми… Гуцул в том же бою получит тяжелое ранение, проваляется почти год в коме, но таки выкарабкается… Василич летом 15-го погибнет вместе с водителем бусика Сергеичем при подрыве на фугасе, хоронить его будут в закрытом гробу… Но это будет потом…

А сейчас они просто сидели и молчали… Сверху все также умиротворяюще шумели сосны…

Андрей Шор