В совковые времена пропаганда работала тоньше и оперировала понятиями абстрактными, которые нельзя было рассмотреть или измерить, а потому трудно найти несоответствие или откровенную ложь. Для этого надо было очень хорошо владеть предметом, опираясь на первоисточники, но совок эти первоисточники спрятал так глубоко, что доступ к ним имели только проверенные товарищи, которым КГБ дало соответствующий доступ. И вот эти товарищи усиленно трудились над тем, чтобы в публичном обиходе вовсе не осталось неприятны вещей и напротив, создать яркий и красивый миф, который становился предметом гордости.

[the_ad id=»8425″]В нынешней России таких специалистов школы Карамзина не осталось вовсе и потому они натужно жонглируют понятиями, которые в совке никто не осмелился бы поднимать на поверхность. Вот это и стало теми самыми скрепами, которые призваны сдерживать неизбежный процесс расползания империи. Многонациональное население России должно сцементировать до такой степени, чтобы люди вдруг не начали интересоваться тем, кто они есть на самом деле. Как только такой интерес возникнет, то станет понятно истинное положение дел.

Окажется, что “многонациональный народ России” — это не только якуты, буряты, эвенки, ночхи, осетины, татары, калмыки и прочие, но и чудь, весь, мурома, мокша, эрзя и десятки других малых и крупных этнических групп. Сразу за этим произойдет две вещи. Окажется, что “русских”, в привычном нынче понимании слова – нет. А сразу за этим возникнет вопрос о том, почему все эти народы были загнаны под гребенку прилагательного “русский”. Получив ответы на два этих вопроса, империя кончится сама собой. Ибо люди найдут свои корни и увидят тех, кто рубил эти корни столетиями и уничтожал их как мог.

Именно для того, чтобы народы не искали своих корней, российские власти всегда утилизировали внимание публики теорией величия. Недалекая публика смотрела на карту и видела самое крупное цветное пятно, с названием Россия. Это давало некие основания для величия. При этом, такому человеку не известно или не интересно то, что большая часть действительно огромной территории просто непригодна для вменяемой и комфортной жизни. Раз так, то эти земли никому особо и не нужны. В исторических временных категориях, территория за Уралом представляла собой чемодан без ручки. Отсутствие вменяемых коммуникаций делало этот обширный регион уязвимым для любого агрессора, но такового просто не нашлось![the_ad id=»8431″]

Так что этот зрительный образ не мог быть самодостаточным. Любой внимательный гражданин мог повнимательнее присмотреться и обнаружить почти полное отсутствие населенных пунктов на большей части территории за Уралом. А раз так, то следовало создавать второй и третий слой величия. Второй слой состоит из мифа о непобедимости российского оружия. Причем, эта теория опускается в глубину веков и оттуда преподносится как главная особенность российского мироощущения. Третий и четвертый слой мифа плотно переплетены и сейчас обозначены как исконность и духовность.

[the_ad id=»8425″]То есть, совок работал в стиле правильного намека, типа: “ну, вы понимаете?” или “это всем известно” и каждый уже додумывал то, что от него ожидают. При скудности источников информации, публика неизменно додумывала ровно то, что от нее ожидают. Поэтому, сказать, что власть обманывала свое население, в части основ своей государственности – мало. Публика сама додумывала имперскую чушь и затем утверждалась в том, что это ее собственные убеждения. Поэтому те, кто сейчас называет себя “русскими”, самостоятельно вытравливали из собственной памяти свои корни, принимая вместо них ту бурду, которую готовят ловкие мошенники от Карамзина до Гареева или Дугина.

Возвращаясь к этому слою мифов, легко находим утверждение о том, что Россия – тысячелетнее образование, которое стало средоточием православия и духовности. В итоге, получился вот такой винегрет. Россия стоит тысячи лет потому, что лихо и победоносно сражается, потому, что оберегает свое православие. Это – упрощенная формула, но сквозь нее просматриваются образы Александра Невского, Дмитрия Донского, Петра Первого, ну и более поздних подонков. Из этого возникает целостная картина, которая заставляет забыть чуваша или эрзя свое собственное имя и настоящую историю своего народа. В этом смысле, выражение: “Россия- тюрьма народов”, не совсем точно отражает смысл этого образования. На самом деле, Россия скорее не тюрьма, а кладбище народов.

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook а также к каналу в Telegram и следите за обновлениями