[the_ad id=»8425″]Украина стремится сохранить транзит российского газа в страны Европы через свою территорию, для чего планирует привлечь к управлению своей газотранспортной системой европейские компании. «Апостроф» разбирался, какое будущее ждет украинскую ГТС и чем Киев может ответить на удар, который Россия хочет нанести газопроводами в обход Украины.

Украина уже в 2018 году должна выйти с конкретными предложениями к европейским партнерам по совместному управлению отечественной газотранспортной системой (ГТС). Об этом заявил глава НАК «Нафтогаз Украины» Андрей Коболев. Только в этом случае, по его словам, возможно сохранить транзит российского газа в Европу по украинской территории после 2019 года, когда истекает действующий контракт с «Газпромом».

По данным Коболева, на сегодня можно говорить о четырех крупных компаниях, которые интересуются условиями «вхождения в украинскую ГТС». Сами компании глава НАК не называет. Вместе с тем можно вспомнить, что в апреле «Нафтогаз» подписал с итальянской Snam и словацкой Eustream меморандум о взаимопонимании по совместной оценке возможностей сотрудничества в использовании и развитии ГТС Украины.

Учитывая, что Россия активно продвигает проекты газопроводов в обход украинской территории, всячески поощряя участие в них европейских компаний, Украина также должна сделать своим партнерам в ЕС «привлекательное предложение», считает глава «Нафтогаза». По его словам, инвесторов могут заинтересовать транзитные активы, так как они генерируют прибыль, в то время как хранение газа не является высокорентабельным. Более того, Коболев назвал украинские подземные хранилища газа «токсичным активом», обремененным судебными спорами, в частности с олигархом Игорем Коломойским. По мнению главы НАК, транзитный бизнес и хранение газа в ПХГ должны быть разделены.

Президент Центра глобалистики «Стратегия XXI» Михаил Гончар отмечает, что роль газохранилищ с появлением разветвленной сети газопроводов в странах Европейского Союза действительно несколько снизилась. Однако эксперт считает, что на сегодня нецелесообразно отделять трубы от газохранилищ.

«Так можно делать, но не на этом этапе. Пока нужно сохранять технологическую целостность системы. Избыточные мощности, которые есть по хранилищам газа, можно было бы выделить для кооперации с потенциальными европейскими партнерами», — отметил он в комментарии «Апострофу».

Директор специальных проектов научно-технического центра «Психея» Геннадий Рябцев считает, что украинская ГТС в целом не особо интересна европейским компаниям.

«Реальной заинтересованности в инвестировании в ГТС Украины в целом никто кроме «Газпрома» не проявлял. Есть заинтересованность в управлении отдельными частями ГТС, причем не столько газотранспортной системой, сколько газовыми хранилищами, которые могут быть буферными емкостями. Такую заинтересованность проявляли польские компании. Но все это невозможно до тех пор, пока не будет реорганизована группа компаний «Нафтогаза», — сказал эксперт изданию.

Он напомнил, что существует проект строительства газопровода между Украиной и Польшей и в целом «газового моста», в котором «Украина может участвовать путем предоставления мощностей четырех западноукраинских хранилищ газа».

Быть ли хабу

Как известно, Украина претендует на то, чтобы стать европейским газовым хабом — крупным газотранспортным узлом. В июне текущего года был сделан первый шаг к созданию такого хаба – на базе украинских ПХГ появился таможенный склад, где трейдеры могут хранить газ без проведения процедуры растаможивания. Кроме того, озвучены планы по созданию совместного украинско-польского газового хаба.

«Хаб – это площадка, при этом ликвидная, а ликвидность площадки обеспечивается достаточно большим объемом хранения. Условно говоря, это должен быть какой-то терминал или система хранилищ, куда поступает и откуда уходит достаточно большое количество газа, чтобы кто-то захотел торговать этим ресурсом именно здесь, а не где-то еще», — сказал Геннадий Рябцев. По его словам, на этом направлении уже есть определенные подвижки, связанные с появлением таможенного склада.

«Украина может и должна стать европейским газовым хабом, но для этого нужна реформа на рынке газа, Украина должна присоединиться к Европейской сети операторов газотранспортных систем ENTSOG (на сегодня оператор украинской ГТС, компания «Укртрансгаз», имеет статус наблюдателя в этой организации, – «Апостроф»)», — заявил изданию директор энергетических программ Центра Разумкова Владимир Омельченко.

Вместе с тем необходимо понимать, что Украина – не единственная страна, которая вынашивает планы по созданию на своей территории газового хаба. По словам Михаила Гончара, подобные планы есть, в частности, у Словакии и Польши. «В принципе, можно создать определенный эффект сотрудничества, но пока сложно сказать, получится ли из этого что-либо», — отметил он, добавив, что это возможно в отдаленной перспективе в случае проведения реформ, причем не только в газовой сфере, но и в других отраслях экономики.

Европейский интерес

Эксперты единодушны в том, что европейцы заинтересованы в сохранении транзита газа через территорию Украины.

«Все, кто покупает российский газ на Юге Европы, заинтересованы в сохранении транзита через Украину после 2019 года. Вполне возможно, что управлением этой веткой, по которой российский газ направляется в Центральную и Южную Европу, будет заинтересована итальянская или какая-либо другая компания», — сказал Геннадий Рябцев, отметив, что среди них может быть и упомянутая компания Snam.

Михаил Гончар считает, что к выбору партнеров по управлению ГТС Украины следует подходить крайне осторожно. «Две компании, которые наиболее заинтересованы (во вхождении в ГТС Украины, — «Апостроф») и с которыми ведутся консультации, уже звучали. Это словацкая компания Eustream и итальянский оператор Snam. Что касается двух остальных (которые упоминал, но не назвал Коболев), то это компании, которые, скорее, могут войти в нашу ГТС, чтобы потом свою долю перепродать «Газпрому». В частности, если речь идет о голландской GasTerra, хотя Коболев не назвал эту компанию, но из других источников известно, что такой интерес со стороны GasTerra есть, а потому к такому интересу стоит подходить очень внимательно», — сказал эксперт. При этом, по его словам, интерес той или иной компании не означает, что она готова «войти в определенную форму кооперации для того, чтобы развивать это направление». «Можно в него войти, чтобы его угробить», — добавил Михаил Гончар.

Украина вне конкуренции

Главный вопрос на сегодня – что будет с украинской газотранспортной системой в будущем, насколько она будет востребованной.

«Сейчас задача – сохранить транзит через Украину хотя бы в том объеме, который есть сегодня (по итогам 2016 года транзит превысил 82 млрд куб. м, ожидается, что в текущем году он будет не меньше, – «Апостроф»)», — заявил Михаил Гончар.

Однако есть серьезные опасения, что после 2019 года транзитные объемы сократятся. Геннадий Рябцев напомнил, что ранее глава «Газпрома» Алексей Миллер называл цифру в 15-20 млрд куб. м в год. «На мой взгляд, это заниженная оценка, в основном политически мотивированная. Я не думаю, что кто-то из европейцев будет отказываться от украинского маршрута исключительно в угоду «Газпрому», — сказал эксперт. По его словам, для рентабельного использования украинской ГТС необходим транзит минимум 50 млрд куб. м в год.

Удастся ли сохранить такие объемы? Вполне возможно, что да.

«Российский «Газпром» заморочил своим европейским партнерам голову, что украинская газотранспортная система ненадежна и что необходимо строить обходные газопроводы. И европейские партнеры, к сожалению, клюнули на это. Но сейчас они немного трезвеют и начинают понимать, что никакой «Северный поток» украинскую газотранспортную систему не способен заменить», — заявил Владимир Омельченко.[the_ad id=»8431″]

По его словам, «Северный поток», который должен пройти в обход Украины, периодически останавливается на ремонт, к тому же он неспособен обеспечивать подачу в пиковые периоды, особенно зимой, в связи с чем «Газпром» увеличивает в такие периоды транзит именно через украинскую территорию.

«Европейцы хотят застраховаться и иметь влияние на украинскую газотранспортную систему. Они боятся этих рисков, и, наконец, до них дошло, что ни «Северный поток», ни «Северный поток-2″ не способны конкурировать с украинской ГТС», — резюмировал эксперт.