[the_ad id=»8425″]Сериал «Сваты» запретили к показу. Студия «Квартал 95» заявила, что прекращает съёмки нового сезона. Владимир Зеленский возмущён и заявляет о «выборочности» применения санкций.

За этим, казалось бы, частным случаем просматривается эпохальное событие, которое рано или поздно должно было случиться. Тем или иным образом — но непременно должно было. Хочется верить, что речь идёт о конце целого этапа в телевизионной индустрии Украины — этапа слишком долгого, явно затянувшегося и такого, которым вряд ли Украина будет гордиться.

Да, такая жёсткая мера, как запрет, может вызывать разные мнения. Хотя чисто в моральном плане, особенно после хулиганской сцены в Ялте с участием всё того же Добронравова в 2014 году, видеть на украинских телеэкранах его портрет и вправду не хочется. Да, с другой стороны, едва ли не в каждом российском фильме найдутся актёры, пребывающие в чёрном списке — и уж точно те, кто должен бы в нём пребывать, но отсутствует по недоработке соответствующих органов.

Но в данном случае дело не в этом. Владимир Зеленский подчёркивает: сериал «Сваты» — украинский. Юристы, вероятно, с этим согласились бы — и то не факт: всё зависит от того, что именно считать украинским и только украинским (а не, скажем, созданным в кооперации). А вот согласились ли бы зрители? Точнее, даже не так: они бы узнали без подсказки Зеленского, что сериал «Сваты» — украинский?

Чтобы ответить на этот вопрос, стоит задать себе другой: а о какой стране этот сериал? В какой стране происходят описанные в нём события? В Украине? Но на это нет никаких указаний — хоть бы чуть-чуть заметных. Ни география, ни антураж об этом не говорят. А некоторые подробности быта героев, особенности их языка, гендерные отношения между ними для Украины часто вообще не характерны.

Зеленский заявил, что последний сезон сериала снимался в Беларуси. Так, может, этот сериал — о белорусской жизни? (Ну, в конце концов, писал же Шекспир об Италии!) На это тоже нет никаких указаний.

А может, этот сериал — о российской жизни? Тоже нет. Хотя бы потому, что российские сёла (а часть действия происходит в селе) очень отличаются от украинских, они опознаются с первого взгляда. На экране — не они, явно не они. И, кстати, довелось лично разговаривать с выходцами из Донбасса, уверенными: в России якобы всё хорошо, а в Украине — якобы всё плохо. На мой вопрос: откуда они знают, как в России, — я получил чёткий ответ: из фильмов и сериалов по телевизору. И в частности: «В России даже в деревнях дома большие, кирпичные, сады ухоженные, люди зажиточные». Убедить собеседника в том, что в течение многих лет «российскую жизнь» зачастую снимали в Украине, мне так и не удалось.

Но это же много лет так и было: Украина была имиджевым спонсором России, причём спонсором бесплатным: и российские, и украинские производители телефильмов снимали в Украине и выдавали снятое за Россию! Тем же украинцам выдавали! Вот вы можете представить, чтобы фильмы снимали где-нибудь в Польше, а снятые пейзажи выдавали за типично российские? И тем более чтобы польские авторы и режиссёры снимали в Польше на польской натуре сцены из якобы типично российской жизни?

Так в какой же стране происходит действие «Сватов»? Ответ очевиден: в «нашей стране — бывшем СССР», в которой якобы всё одинаково, поскольку «мы — один народ». Эти сугубо виртуальные «наша страна» и «один народ» в «Сватах» превращались для зрителей в реальные — в течение многих лет превращались.

Да, актёры! Они были российскими — на главных ролях только российскими. Украинским актёрам если что-то и доставалось, то исключительно роли из серии «кушать подано». Говорите, украинский сериал, да? И снова, и снова: вот вы можете себе представить польский фильм, в котором все значимые роли исполняли бы российские актёры?

И совсем не удивительно, что зрители воспринимали показанное в сериале как Россию — Россию по умолчанию. Ну, или как «Украину, которая — тоже Россия, неотъемлемая часть России».

Да, Россия — достаточно большой рынок. Больший, чем Украина. И даже в условиях российской агрессии, возможно (возможно!), было бы приемлемо снимать фильмы, рассчитанные на экспорт в Россию. Показывают же в России, в конце концов, американские фильмы. Только вот в американских фильмах, продаваемых в Россию, американскую действительность не пытаются выдать за российскую. Не обманывают зрителей. И Соединённые Штаты Америки не пытаются продать россиянам в качестве «мы — один народ».

Потому что одно дело — продавать в Россию фильмы. И совсем другое дело — продавать в Россию фильмы, где либо «ну и дурные-то эти-то хохлы-то», либо же «мы — один народ». Лизоблюдство выходит. Самоунижение.

Чуть больше года назад уже был скандал с участием Владимира Зеленского — когда стало известно, то он и его коллеги высмеивали Украину перед русскоязычной аудиторией в Юрмале. И тогда Зеленский не увидел в этом ничего из ряда вон выходящего. Все эти годы он комфортно проживал в «нашей стране — бывшем СССР» с её «единым народом». Ему и в голову не приходила простенькая мысль: если вдалбливать и вдалбливать зрителям «нашу страну» с «единым народом», то какая, в конце концов, разница, кому принадлежат Крым или Донбасс? Ну, оккупировали, ну, аннексировали — но всё равно же это «наша страна»! Кому нужны эти геополитические условности, правда же — если всё равно «мы — один народ»?

Но беда в том, что всё это далеко не только о сериале «Сваты». Много лет, слишком много лет позиция «мы — один народ» была доминирующей в украинском производстве телевизионных фильмов. Да что там доминирующей — практически единственной. Когда этот текст уже писался, об этом же сказал глава Госкино Пилип Илленко: «… Як це відбувається з деякими фільмами і серіалами, які створюються в Україні на експорт, на великий російськомовний ринок». Вот вы, кстати, можете назвать украинских актёров, ставших в России популярными благодаря подобным телефильмам? Ведь если фильмы — украинские, должны же они популяризировать своих актёров? Алексей Горбунов — пожалуй, чуть ли не единственный пример, кроме покойного Богдана Ступки. Руслана Писанка? Да простит она меня, но приглашали бы её в фильмы, если бы не внешность хрестоматийной «хохлушки»?

Рано или поздно должен был случиться кризис. Рано или поздно этап «сделано в Украине для России», и не просто для России, а «сделано по рецептам “чего изволите”» — этот затянувшийся этап должен был закончиться. И хочется надеяться, что на этом он действительно закончится. Рано или поздно украинское производство телефильмов должно было прекратить обслуживать запросы российской пропаганды, перестать быть придатком к российскому телевидению, одним из подразделений российского телевидения.

Ну а по теории вероятностей, кризис, скорее всего, должен был случиться с чем-нибудь более-менее талантливым, а не с заурядной серятиной. Так что господин Зеленский может быть доволен: это тоже своего рода признание.

И несколько слов о самом сериале. Сугубо субъективных слов. Первые сезон или два моя мама с восторгом смотрела этот сериал. Следующий сезон — уже без такого восторга. Ещё в следующем сезоне, посмотрев несколько серий, решила больше не тратить время: «Ситуации — надуманные, поступки героев — идиотские, сюжет — накрученный, всё высосано из пальца». И это закономерно: любая, даже самая хорошая идея в конце концов исчерпывается. Подходит к логическому завершению, дальше которого — «высосано из пальца». Любая, самая остроумная, сюжетная линия рано или поздно подходит к точке, за которой неинтересно. За которой — проза быта, разнообразить которую можно только за счёт тех самых «идиотских поступков». За счёт сюжетных ходов из серии «так не бывает».[the_ad id=»8431″]

Эльдар Рязанов вполне мог бы снять сериал на основе своего «Служебного романа», благополучно доведя Людмилу Прокофьевну и Анатолия Ефремовича до пенсии, а то и до дома престарелых, до многочисленных внуков, правнуков и праправнуков. Только вот культовым этот сериал никогда не стал бы. Леонид Гайдай мог бы снимать и снимать легендарную троицу Никулин – Моргунов – Вицин, пока гениальная идея и яркие образы не были бы доведены до полной, стопроцентной амортизации. Он не стал этого делать, и периода угасания, а тем более упадка этих образов мы не увидели. «Квартал 95» старался выжать из идеи «Сватов» всё до последней капли (до последней копейки?).

Называемые Зеленским умопомрачительные цифры просмотров в YouTube в данном случае не убеждают: одни и те же анекдоты про тёщу рассказывают и пересказывают — и смеются над ними — тоже миллионы, увы. И хочется верить: точка в сериале «Сваты», возможно, станет точкой ещё в одном этапе украинского телевидения — когда оно было «телевидением для жлобов». Когда образованные и интеллектуальные люди сознательно производили продукт, рассчитанный на самую невзыскательную публику весьма низкого уровня, и когда это было эталоном.

Детектор медіа

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook и следите за обновлениям