Кот Матроскин как-то хвастался тем, что у них родственник работает на гуталиновой фабрике и потому у них гуталина некуда девать. Это – краткое описание совка и совков. В те времена все тащили всё, что было у них на работе. Пришлось быть свидетелем того, как под занавес совка, когда в магазинах уже не было продуктов, с колбасной фабрики тащили мясо. Колбасу – редко, а вот мясо – ежедневно и все. Подвязывали куски под разные части тела и тащили. Понятно, что та самая «варенка» по 2.10, о которой мечтательно вспоминают клинические совки, готовилась из, скажем так, не пищевых продуктов, самым близким к оным был крахмал. Но самое интересное – другое. Если кто-то помнит эти самые совковые времена, то знает, что пиком отбора людей были, например, отряд космонавтов или студентов в МГИМО. То есть, простому смертному туда попасть было просто невозможно и это не обсуждалось. Так вот, попасть работать на колбасную фабрику было куда сложнее. В основном там работали женщины, и они должны были продемонстрировать такие умения и лояльность руководству, что Бангкокские проститутки сгорели бы со стыда.

Это все к тому, что совок оставил некое клеймо на большинстве своего бывшего населения и удивительным образом – на детей этих совков. Они будут тащить все, до чего смогут дотянуться по роду своей деятельности, а потом – продать. Все это не слишком заметно до тех пор, пока система компенсирует эту особенность и публика не выставляет это на показ или публичные торги. Как только система рушится, то из-под ее обломков начинает стремительно вытаскиваться все то, что может принести выгоду. Всего два маленьких и простых примера. Когда рухнул совок, грозное ведомство, известное как «контора», сплошь набитая людьми с «чистыми руками», горячим сердцем и рыбьими глазами, уволокла почти весь золото-валютный запас страны, который и до сих пор официально не найден. Это была их гуталиновая фабрика и при первом шухере, гуталин исчез. Все это быдло, которое стонет о былых временах, сильной руке и огромной стране, должны принять простую и жесткую истину. Заключается она в том, что силы общественно-политических движений было еще не достаточно, для развала совка. Вспомним те самые два референдума, на первом из которых население всех республик проголосовало за сохранение совка, а через несколько месяцев – за независимость республик.

Недавно на глаза попался комментарий о том, что эти референдумы имели противоположные результаты потому, что во время первого люди не верили в то, что совок может развалиться, а на втором подтвердили то, что уже фактически произошло. Все верно, только вот что же произошло в промежутке этих нескольких месяцев?

Масса теорий и пояснений сводится к тому, что Горбачев утратил бразды правления страной и потому она развалилась. На самом деле – все проще, только об этом совки либо не догадываются, в следствии своей селекционной бронелобости, либо отгоняют эту мысль сразу, как только она возникает. А все – гораздо проще. Этот феномен просто и со вкусом сформулировал анархист Папандопуло из старинного фильма «Свадьба в Малиновке» — атаман потерял казну, и хлопцы разбежались. Горбачев просто не мог осуществлять руководство страной потому, что КГБ снесло всю валюту со счетов и потянула большую часть золотого запаса. Все исчезло по офшорным и нелегальным каналам, которые контора контролировала десятилетиями, но использовала для финансирования революционных, а потом и освободительных движений. Именно эти отработанные механизмы и поглотили бабло. Это был контрольный выстрел в тушку совка. Поэтому, кгбист Путин и иже с ним – та же самая сволочь, готовая повторить и уже повторившая тот самый фокус. Только селекция стада проведена настолько глубоко, что видя все это, оно радостно блеет и идет в убойный цех.

Второй пример – наш Янукович. Как только дело запахло керосином, он банально загрузил под верх самолет А-319 наличной валютой и золотом, после чего сам полетел в Харьков и Крым, а самолет, этой же ночью, отвез все в Дубай, ОАЭ. Тогда казна оказалась просто разграбленной. Витя тоже считал ее своей гуталиновой фабрикой.

https//i2.wp.com/defence-line.org/wp-content/uploads/2017/08/gaaga-putin-e1479379215855.jpgНо все это было лишь преамбулой, которая показывает, что совок – продажная и алчная сволочь. Как только обстоятельства складываются определенным образом, он первый будет рвать тело систему, на которую только что молился и за которую был готов убивать и убивал. Таков менталитет этой дряни. Но фокус в том, что внутри пост-совковой системы, существует генетическая память, ограничивающая доступ к баблу, ибо уже известно, что с ним обязательно произойдет, в случае чего. Пока Горбачев разинул варежку в Форосе, КГБ уперло казну и даже не моргнуло. Витя Янукович учел этот момент и все упер самостоятельно.

Но ведь не только наличность и золото может быт «гуталиновой фабрикой». В стране, которая стала мировым центром коррупции и терроризма, есть несколько других гуталиновых фабрик, которые не могут принести прибыли их работникам потому, что система пока сдерживает центробежные процессы. Как только ее остов треснет, и конструкция начнет заметно падать, те самые конторские и прочая дрянь, станут паковать документы, несущую информацию о коррупции, военных преступлениях и терроризме. Там слишком долго смотрели американские фильмы, что уяснить некоторые особенности работы американской Фемиды. Обладая действительно ценной информацией, ее носители могут получить программу защиты свидетелей и уехать жить в Штаты, в тихое место, где будут в сытости и тепле доживать свою жизнь, не боясь, что за ними придут либо коллеги, навернув глушители на ствол оружия, либо детективы международных следственных органов.

И вот тут уже не на словах, а документально, начнет вырисовываться такая захватывающая картина, что ознакомившись лишь с частью этих бумаг, любой человек навсегда перестанет смотреть детективы и шпионские боевики.

Например, станет понятной карьера бизнесмена Герхарда Шредера. Причем, самое интересное будет даже не то, на какое бабло он присел после дембеля с должности канцлера, а то, за что он на него присел. Там будет много интересного, как в период его руководством Германии, так и после таковой. Всплывет некое агентурное дело «Отмычка», и куча имен, связанная с «Грязным Герхардом». То же самое будет и во Франции, и в Штатах.
Между прочим, будет внесена ясность в то, почему именно так, а не иначеотреагировала Европа на агрессию России в Грузию, а потом и в Украину. Будет понятно, кто гасил реакцию на применение про-российскими силами в Сирии боевого химического оружия и многое другое.

Все это обязательно всплывет, ибо возникнет мощное предложение. Думаю, оно и сейчас есть, но карательная система еще эксплуатирует «инцидент Литвиненко» и гуталиновая фабрика с кучей интересных документов, ждет своего часа. А он наступит хотя бы потому, что Штаты сами столкнулись с этой дрянью и сейчас пытаются найти способ очищения, который не подорвет основы государственности. Но кроме того, у Штатов есть интерес организовать мощное алаверды Германии, за все те вещи, которые чуть не привели на грань развала евроатлантические структуры. Думаю, что тут Штаты будут действовать очень решительно и будет засвечено все, что удастся нарыть. Не исключено, что большая часть руководства ФРГ, во главе с действующим бундесканцлером, окажутся на длинной скамье подсудимых.

Что самое неприятное, вопросы коррупции могут отойти на второй план. Ведь если речь идет, например, о Северном потоке или уж о совсем невменяемом Северном потоке – 2, тут речь действительно идет о чистой, эталоной коррупции. Тут все просто – распилили и поделили бабло и немецкие друзья Путина с удовольствием потирая карманы, распевают тирольские песни. Это неприятно, но никуда от этого не денешься, коррупция есть и в Штатах, так что частично это можно было бы замести как мусор под коврик.

А вот с войной в Грузии, Украине и Сирии этот номер не пройдет. В общем-то, только по действиям той же Германии и Франции, сейчас заметно явное покровительство России. То есть, Париж и Лондон замораживают войну, выворачивая руки жертве нападения, вынуждая ее идти на уступки, тем самым – легитимизируя агрессивные действия федерации. Наверняка, криминальная прцессуальщина Украины вполне соотносится с таковой в европейских странах и международных институциях. А там указано, что действия, направленные на сокрытие следов преступления, с целью избегания наказания, считаются формой соучастия в совершении преступления. Именно так сейчас и выглядят действия Берлина и Парижа. Как только эта очевидная версия начнет обрастать документальным фактажом, чиновникам или бывшим чиновникам этих стран, станет грустно потому, что военные преступления не имеют срока давности. К ним в дверь могут постучать через год, три, пять, десять или двадцать лет, и потянут в Гаагу, где их уже будет ждать Герхард Шредер.

Поскольку эти люди были непросто любителями «друга Владимира» или матрешек с балалайками, а высшими должностными лицами, действующими от имени государства, то есть большая доля вероятности предъявления многомиллиардных исков о компенсации материального ущерба, который был нанесен как самим преступником, так и соучастниками бандита. В общем, в случае развала федерации, что с каждым днем все более вероятно, репарации будет кому выплачивать. Немцы еще будут гордиться своей продажной дрянью, начиная с Герхарда и с содроганием будут вспоминать период правления Ангелы. Это им влетит в хорошую копеечку.

А все потому, что гуталиновая фабрика за «паребриком» усиленно готовится к выпуску своей продукции. Можно не сомневаться в том, что нужные люди уже запаслись гуталином и продадут его мгновенно, как только это позволит ситуация, ибо давно сказано: «кто владеет информацией – владеет миром».

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook и следите за обновлениями

anti-colorados