О том, что жители Донецкой и Луганской области, именуемых в простонаречье топонимом «Донбасс», фанаты зоны, зэка и шансона, мы неоднократно писали. А что делать? Из песни слов не выкинешь. Донбасс, сколько его помню, еще с УССР, и моего глубокого детства, это всегда был мир терпил и вертухаев. Человек с наколками вызывал уважение. Человек из народа обязательно должен быть судим. Отрицательный ответ на вопрос «ты чё, не сидел?» вызывал смех и определял место изгоя в обществе. Учиться стало престижным где-то в конце 90-х, начале 2000-х. Ах, да, эти тренды детям терриконов диктовала независимая Украина. До этого, «пацан, не напрягайся, забей на училку, батя всего добился, скурив букварь, меня люди уважают, три ходки, в бригаде нормальной работаю, вот колбасы тебе купил, ты чё, ботаном быть хочешь».

Например, моей маме сделали замечание за то, что мои стихи напечатали в местной газете. Просили пояснить дочери, что она не того племени-семени, чтобы «в артистки-писатели идти». Трудовая династия, партия и зона диктовали условия. На Донбассе ПТУ было больше, чем в любой другой части Украины. Ковались трудовые кадры. В ПТУ брали тех, кто «скурил букварь», не ходил в школу, едва умел читать и писать. Да и «освоение» профессии в донбасских ПТУ выглядело сомнительно. Дипломы выдавали всем, вне зависимости от посещаемости и оценок. Шахта! Завод! Большие деньги! Подарок к Новому году! Бутылек! Ну, и пьяная вдрызг колонна демонстрантов на 1-е, 9-е и 7-е! А чё, народу уважительно прощали самогон в чайниках, и махали с трибуны «отцы города». Выходной!

Да, как вы помните историю Донбасса и его «народа», главный пахан Украины Виктор Федорович Легитимный тоже с отсидки. С зоны да в Президенты! Вот почему он был своим парнем на Донбассе. Не потому, что от него, как от главы страны, ждали льгот, пенсий, уважения, развития и модернизации края. Он давал веру, что, скурив букварь, не зная языка, культуры, быкуя и тыря шапки, можно попасть туда, на красную дорожку, в «Мерс». Янукович стал для зэка той птицей Феникс, что манит из-за зарешеченного окна волей. Он смог кинуть лохов, он давал шанс фраеру на то, что его будут уважать, он определял правила мира, «испоганенного ентилигентами», в нормальный и понятный-вертухаи и терпилы, зона! Привычный мир Донбасса!

С совка, с 70-80-х, где-то до конца 90-х на Донбассе привычно тырили шапки, срывали цепочки, которыми шахтерские жены и чиновники определяли свой статус. Ну, я молчу о взломах квартир и кражах на предприятиях.

С предприятий, кстати, государственных, в хваленое время «эсэсэру» несли все, и просто менялись или продавали соседям. Хлебопекарь нес муку и дрожжи, хлеб и булки. У меня соседи кормили свиней, так как она работала на хлебозаводе, а он в милиции. Она перекидывала ему мешки с хлебом, а он на рабочем «УАЗике» их забирал. Вторая соседка работала на молокозаводе, и я все время удивлялась, как у них дома из сметаны получается такой вкусный крем и масло. Они тоже кормили свиней, но молоком. Кто на что, как говорится. До сих пор встречаю людей, которые говорят о предприятии «как ты там работаешь, там же украсть не дают». Вот в этом он весь, честный, партийно подкованный, дрожащий революционный гневом «отобрать и разделить» совок!

Любой мало-мальский рывок в жизни тут же якорили «дефицитом»: мебель, телевизор, холодильник, магнитофон, пыжиковая шапка, золото. И если первые атрибуты «я круче всех» трудно было показать миру, то пыжики, норки и «рыжье» тут же выгуливались в свет.

Я понимаю, что в нормальном мире человек вообще не должен испытывать дефицита, пусть покупает и носит кто что хочет, как и понимаю, что вещами подчеркивать свое превосходство в нормальном мире вряд ли нормально. Но это был мир совка и дефицита, а там все — Оруэлл.

Мне странно, почему так много людей, прожив большой бездефицитный кусок жизни в независимой Украине, так сильно ностальгируют по совку. Возможно потому, что они так и не поняли вольных ценностей современного мира. Ханжество и маниловщина, когда ты, такая пава в норке и пыжике, плывешь сквозь толпу с взятыми по блату сосисками в авоське, и все в штабеля от зависти укладываются. Да, это высокие чувства! Не то, что сейчас, джинсы, наушники, рюкзак, кто его поймет, художник он, поэт, архитектор, ветврач или миллионер. Но это пока еще на Западе, таком чужом и загнивающем, частично и в Украине, но больше в центральной и Западной.

А вот в ОРДиЛО все, баста, закончилась и эта свобода, свобода норок, пыжиков, золота и кича. В темное время суток на улицы ОРДиЛО вышли последователи Золотобатонного. А что вы ждете от мира, который до сих пор балдеет от «хоп, мусорок» блатно-рвотных «Вороваек», «Бумеров» и других зэковских наколочек.

За время войны культурные вкусы жителей ОРДиЛО не поменялись, как и их ценности и отношение к миру, там все еще любят воровскую и блатную темы, чтят зону, зэка, гнобят терпил и лохов, уважают вертухаев.

Сотрудники «народной милиции лнр» поймали-задержали — Пуляева Вячеслава Ивановича, 1988 г.р., жителя оккупированного города Свердловск, Луганской области, проживающего на улице Фурманова (о, почти сосед), который в районе остановки «Орбита» (это кафе-ресторан такой, так и остановку называют, поговорка есть-«Если рожа не побита, приходи в кафе «Орбита»), поджидал женщин и под покровом темноты грабил их, срывая золото и забирая сумочки.

В ОРДиЛО резко увеличилось количество уличных ограблений и квартирных краж. Думаю, что следующим блат-хитом на Донбассе должна стать песня «Держись, Витек, Донбасс с тобою, мы будем вместе, вместе навсегда, пока глаза твои рука закроет, рука с наколочкой «Звезда»…

Олена Степова