Доброго времени суток всем Друзьям. Об основных новостях, находившихся в центре внимания в США и ведущих американских СМИ в течение последней недели.

— Без сомнения самая главная новость недели связана с Рашагейтом. Поэтому сегодняшний дайджест будет практически полностью посвящен тому, что произошло в пятницу. Эта новость пришла в пятницу около 9 утра по времени Восточного побережья США и в течение буквально нескольких минут вытеснила из телеэфира все остальные новости.

Телекомпании CNN и MSNBC, например, даже пожертвовали показом рекламных блоков в утренние часы. Специальный прокурор по расследованию уголовного дела о вмешательстве России в выборы в США в 2016 году и возможных связанных с этим других преступлениях Роберт Мюллер предъявил обвинение в «умышленной и сознательной даче ложных, мошеннических показаний ФБР» о своих беседах с российским послом бывшему советнику по национальной безопасности, бывшему директору управления военной разведки министерства обороны, генерал-лейтенанту в отставке Майклу Флинну. Обвинение было предъявлено в пятницу утром в федеральном суде округа Колумбия в столице США Вашингтоне. Флинн полностью признал себя виновным в предъявленном ему обвинении и заключил сделку со следствием. Три документа — предъявленное Флинну обвинение, признание им вины и соглашение о сделке со следствием опубликованы и заслуживают того, чтобы с ними ознакомиться.

Итак, Флинн обвиняется в том, что во время допроса агентами ФБР 24 января 2017 года «сознательно дал заведомо ложные, сфабрикованные, мошеннические показания» о своих беседах с российским послом Кисляком, состоявшихся 22 и 29 декабря 2016 года.

Суть бесед Флинна с Кисляком состояла в следующем (согласно обвинительному заключению). 28 декабря 2016 года Президент США Барак Обама подписал указ №13757 о санкциях против России в ответ на ее вмешательство в президентские выборы 2016 года в США. В тот же день, после опубликования этого указа, посол России в США Кисляк связался с Флинном, чтобы выяснить как относится к санкциям будущая администрация Трампа. На следующий день, 29 декабря 2016 года, Флинн, находившийся в Вашингтоне, позвонил «высокопоставленному сотруднику» переходной команды Трампа, находившемуся вместе с избранным президентом Трампом в Мар-а-Лаго, принадлежащем Трампу элитном курортном комплексе в Палм-Бич во Флориде, чтобы обсудить, что сообщить российскому послу по вопросу об американских санкциях против России. Флинн и «высокопоставленный сотрудник» обсудили вопрос о санкциях, в том числе с точки зрения их влияния на внешнюю политику будущей администрации Трампа.

«Высокопоставленный сотрудник» сказал Флинну, что все сотрудники переходной команды, находящиеся с избранным президентом во Флориде не хотели бы, чтобы Россия предпринимала ответные меры, эскалируя ситуацию.

Сразу же после этого разговора Флинн позвонил Кисляку и попросил, чтобы Россия не предпринимала ответных мер, очевидно, намекнув, что новая администрация пересмотрит санкции, введенные администрацией Обамы. После этого Флинн вновь связался с «высокопоставленным сотрудником» переходной команды Трампа, изложив суть разговора с Кисляком. 30 декабря Путин объявил, что Россия не будет предпринимать ответных мер против США, а Кисляк позвонил Флинну и подтвердил, что Россия воздержится от ответа на новые американские санкции. После разговора с Кисляком Флинн провел разговор сразу с несколькими сотрудниками переходной команды Трампа, обсудив с ними российское решение не предпринимать ответных мер против США и что в связи с этим следует делать в отношении американских санкций против России.

Обвинение Флинну состоит в том, что во время допроса агентами ФБР 24 января 2017 года, он отрицал, что обсуждал с российским послом Кисляком американские санкции против России, как отрицал и то, что от имени будущей администрации просил Россию воздержаться от ответных санкций.

Кроме того, 22 декабря 2016 года «старший высокопоставленный сотрудник» переходной команды Трампа попросил Флинна связаться с Кисляком и послами других стран, постоянных членов Совета Безопасности ООН, и попросить их проголосовать против резолюции, внесенной 21 декабря Египтом и осуждающей строительство новых израильских поселений на Западном Берегу реки Иордан, либо предпринять меры к тому, чтобы отложить голосование по резолюции. В тот же день Флинн связался с Кисляком и попросил его, чтобы Россия проголосовала против резолюции. С аналогичными просьбами Флинн обращался к послам других стран, членов Совета Безопасности. 23 декабря Кисляк позвонил Флинну и сообщил ему, что Россия поддержит резолюцию. Резолюция эта была принята, США воздержались при голосовании в соответствии с указанием Обамы.

Во время допроса агентами ФБР 24 января 2017 года Флинн соврал, что только узнавал у Кисляка и других послов о том, как их страны собираются голосовать.

Проблема здесь, однако, состоит не только в том, что Флинн дал ложные показания агентам ФБР. Контактируя с Кисляком и, ведя с ним разговоры на темы, касающиеся внешней политики США, Флинн нарушил Закон Логана, принятый еще в 1799 году и говорящий о том, что «Любой гражданин Соединенных Штатов, где бы он ни находился, который, не будучи уполномочен Соединенными Штатами, устанавливает прямые или косвенные контакты или осуществляет какую-либо переписку или общение с каким-либо иностранным правительством или любым должностным лицом или агентом иностранного правительства, с намерением повлиять на меры, предпринимаемые любым иностранным правительством или на поведение любого иностранного правительства или любого его должностного лица или агента в связи с любыми спорами или конфликтами этого правительсвта с Соединенными Штатами или с целью нанесения ущерба Соединенным Штатам, должен быть оштрафован в соответствии с этим законом или приговорен к тюремному заключению на срок до трех лет, или и то и другое».

Флинн также нарушал закон Логана, контактируя и с послами других стран и убеждая их выступить против резолюции Совета Безопасности ООН.

Обвинительное заключение говорит также о том, что Флинн привел заведомо ложные сведения в своем заявлении о регистрации задним числом в качестве агента турецкого правительства, поданном в марте 2017 года.

Майкл Флинн полностью признал себя виновным в предъявленном ему обвинении и заключил сделку со следствием. Условия сделки очень интересны. Судья проинформировал Флинна о том, что после этого признания ему может грозить максимальное наказание в виде 5 лет тюрьмы и штрафа $250 тысяч. Этого наказания Флинн может избежать, если будет полностью и скрупулезно соблюдать условия сделки со следствием. Эти условия обязывают Флинна давать всесторонние и правдивые показания по всем вопросам, которые могут быть ему адресованы спецпрокурором Робертом Мюллером и его следственной группой, а также другими правоохранительными органами, предоставлять все без исключения документы, которые может затребовать спецпрокурор, проходить проверку на детекторе лжи по требованию следствия, давать показания большому жюри присяжных, проинформировать спецпрокурора Мюллера и его следственную группу обо всех возможных преступлениях, о совершении которых известно Флинну. Соглашение запрещает Флинну отказ от дачи показаний со ссылкой на Пятую поправку к Конституции, позволяющую не свидетельствовать против себя, поскольку Флинн уже признал себя виновным. В случае малейшего нарушения Флинном условий сделки, она будет считаться утратившей силу, и, соответственно, Флинна могут в этом случае ожидать тюрьма и штраф.

Упреждая возможные вопросы, многие комментаторы-юристы как по телевидению, так и в ведущих газетах говорят о том, что Роберт Мюллер выбрал очень грамотную и правильную тактику, обвинив Флинна именно в даче ложных показаний ФБР, а не в работе в качестве агента иностранного правительства без регистрации, в неуплате налогов или в контактах с иностранными представителями до истечения срока карантина после отставки из военной разведки. Мюллер предъявил Флинну обвинения, которые являются безусловно доказанными и будут без сомнения приняты судом присяжных. Очевидно, доказательством являются записи телефонных разговоров Флинна с Кисляком, которые абсолютно законно проводились, так как спецслужбы США на законных основаниях прослушивали телефонные разговоры российского посла.

Хотя прослушивание граждан США запрещено законом, если разговоры законно прослушиваемых иностранцев проводились с гражданами США, этот запрет на такие случаи не распространяется, а закон позволяет раскрыть имена соответствующих граждан США, если речь идет о безопасности страны или нарушении ими законов. Совершенно очевидно, что Флинн понимает, что ему и его адвокатам абсолютно нечего возразить на эти обвинения, и ему светит абсолютно реальный тюремный срок, штраф и позор. Именно поэтому Мюллер предъявил Флинну обвинение, которое уже безусловно доказано. И выбор у Флинна был только из двух возможных: сесть в тюрьму или признать себя виновным и заключить сделку со следствием. Естественно, он выбрал второй вариант. И по условиям сделки ему придется рассказать спецпрокурору и его следователям ВСЕ, что ему известно по ВСЕМ вопросам, интересующим следствие.

А известно ему очень и очень многое. Он находился в предвыборном штабе Трампа с момента его создания. Что означают ложные показания федеральным следователям, Флинн уже точно знает. Поэтому, если кто-то думает, что расследование Мюллера скоро закончится, следует понять, что оно только начинается. Потому что появился ключевой свидетель, который может рассказать очень много такого, что будет способствовать продвижению расследования и может очень серьезно отразиться на том, кому еще будут предъявлены обвинения.

Начавшееся сотрудничество Флинна со следствием связывают с аналогичным сотрудничеством юридического советника Белого Дома при Никсоне Джона Дина. Именно его сотрудничество со следствием и его показания были ключевыми при расследовании Уотергрейта (при этом сам Дин не избежал тюремного срока, хотя и небольшого). Кстати, сейчас неплохо выглядящий в свои годы Дин нередко комментирует в качестве эксперта события, связанные с Рашагейтом на телеканале CNN (естественно, он был одним из комментаторов и в пятницу).

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook и следите за обновлениям