Крайне увлекательной сейчас является баталия, разразившаяся между украинским БТР-4М и российским БТ-3Ф за индонезийский рынок. Причём в ней используется как полный набор излюбленных методов российской пропаганды по дискредитации украинской техники, так и создание видимости победы там, где её ещё нет и близко! Но обо всём по порядку.

В середине августа этого года все российские СМИ вещали о том, что в ходе военно-технического форума «Армия-2017» военная делегация из Индонезии может договориться о поставках российского бронетранспортера БТ-3Ф, вместо “не оправдавших надежды” украинских БТР-4М. На тот момент в российском медиапространстве настойчиво культивировалась тема о провале испытаний БТР-4М в Индонезии, хотя никаких официальных заявлений от МО этой страны не поступало.

Что же, раз делегация прибывает на форум для заключения договора, так тому и быть. Однако форум «Армия-2017» завершился, и никакой эйфории по поводу многомиллионного контракта, а речь идет о $95 млн, в российских СМИ не было… Прошла неделя, две, три, месяц… И тишина. Ну, как тишина. Не совсем.

Так, в конце сентября стало известно о том, что российский концерн «Тракторные заводы» объявляет о банкротстве, поскольку один из лидеров машиностроения накопил $1,5 млрд долгов! А в состав концерна входит, между прочим, ОАО «Курганмашзавод», производящий хваленые БТ-3Ф.

Стоит ли говорить о том, что будь заключен многомиллионный контракт с Индонезией, о нём бы уже вопили все информационные площадки и тематические форумы РФ, а из банкротства “Тракторные заводы» не делали бы трагедию? И в подтверждение тому, почти два месяца спустя, заместитель гендиректора «Рособоронэкспорта» Сергей Гореславский в интервью журналистам отметил, что переговоры с индонезийской стороной всё ещё ведутся… Всё ещё?

Собственно, высасывать победу из пальца — любимое занятие российской стороны, но нужно быть реалистами, и вот почему.

Прежде всего, без испытаний БТ-3Ф специалистами вооружённых сил Индонезии ни о какой покупке и заключении договоров речи идти не может. Испытания эти длительные и всеобъемлющие. А кто-то вообще слышал о том, что российские бронетранспортеры отправлялись для испытаний в Индонезию? Нет. Следовательно, они даже не начались!

А теперь, немного о ТТХ. В частности, российский бронетранспортер имеет массу 18,5 тонн, оснащен дизельным “сердцем” мощностью 500 л.с, способным разгонять его по трассе до 70 км /ч, а так же обеспечивать плавучесть со скоростью до 5 узлов. БТ-3Ф приспособлен для транспортировки 12 десантников, обеспечивает им защиту от стрелкового оружия калибром до 14,5 мм и имеет запас хода до 600 км.

Вооружён БТ-3Ф дистанционно-управляемым боевым модулем, с пулеметом ПКТМ 7,62-мм. Так же возможны варианты оснащения БМ пулеметами 12,7-мм, 14,5-мм, автоматическими гранатометами 30-мм АГ-17А или 40 мм АГС-40. Правда, боевых модулей с данным вооружением в эксплуатации БТ-3Ф замечено не было.

В свою очередь БТР-4М и двигателем мощнее (600 л.с.) и скоростью по трассе выше – до 100 км/ч, да и запас хода по шоссе до 690 км. Что же до вооружения, то БМ «Парус» обеспечивает огневую поддержку десанта следующим арсеналом: 30-мм автоматической пушкой ЗТМ-1, пулеметом калибра 7,62-мм ПКТ, автоматическим гранатомётом калибра 30-мм АГ-17, а так же четырьмя 130-мм ПТРК «Барьер», поражающими цели на расстоянии до 5 км.

При этом, БТР-4М с этим боевым модулем плавает со скоростью до 5 узлов. Так же само, как и БТ-3Ф боевой модуль которого имеет куда более скромный огневой потенциал, а в случае его усиления, возможно нарушение характеристик плавучести.

Вот и возникает на этом фоне соответствующий вопрос, если БТ-3Ф весь такой «не имеющий аналогов» то и вправду, почему он всё ещё не на испытаниях в Индонезии, а БТР-4М эксплуатируются?

Александр Коваленко