В четверг около Шпицбергена (Норвегия) упал российский вертолет. Российские спасатели МЧС вылетели к месту катастрофы спустя …двое суток. Спрашивается: нах.. (в смысле, зачем) они туда вылетели? Я не спрашиваю почему спустя двое суток, это очевидно — в четверг рабочий день в Москве уже заканчивался, после 18:00 никто ничего подписывать не будет, «приходите утром» — так что пока все подписи собрали, пока что — всю пятницу и пробегали по Москве, наутро стали грузиться, вечером субботы вылетели. Логично. Стремительно даже.

Но мне объяснили, так что если вы тоже не понимаете, нах… (в смысле, зачем) они после времени полетели — так я расскажу: единственное, что было предпринято в России моментально, так это всех объявили мертвыми и возбудили уголовное дело. В ту же секунду. Вот, за вещдоками по уголовному делу и отправлены «спасатели». Ну, и трупы, если норвежцы найдут — тоже «вывезти на Родину». Мысли спасать там даже в теории нет и никогда не было. Зачем спасать-то? «Концы в воду» и главное, чтобы все по докУментам было правильно оформлено. «Родина бросит тебя, сынок. Всегда.» (© А.Бабченко)

Что? Зачем для этого гнать огромный Ил-76, набитый спецоборудованием и спасателями? Во-первых, это круто, Во-вторых — это «освоение бюджета», ну и в-третьих — еще и для того полетели, чтобы сюжетец «электорату» крутануть по «федеральным каналам» с звенящими от волнения голосами дикторов и тревожными мигалками на фоне.

P.S. Норвежские спасатели и все оказавшиеся поблизости суда начали работы на месте аварии через 30 минут после того, как связь с вертолетом оборвалась. Не думаю, что они подписи и разрешения собирали.

Илья Вайцман