Путин и его окружение. Во все времена, когда я работал социологом, всегда возникала тема первого лица и его окружения. Первое лицо часто имеет тефлоновую защиту, природу которой было бы хорошо понять. Про позднего Брежнева все понятно, но гораздо большую ненависть вызывали Галина Брежнева и Чурбанов. При Горбачеве огонь критики был направлен против Раисы Максимовны. За что — непонятно. Насколько я знаю, она ничего плохого не сделала. Существует общеизвестная формула «хороший царь — плохие бояре». Эта схема реализуется часто, но не всегда. Ельцин, например, сам был «плохой». А вот у Путина получилось. Я уже писал, что растет негативистский тренд в отношении окружения и «друзей» Путина. Это подтвердили многие коллеги здесь, в комментах.

Сам Путин вроде бы пока тефлоновый, хотя изменения идут и здесь, его имидж изнашивается. Но главный вопрос не в этом. Существуют две схемы. Первая — плохой царь, вторая — хороший царь, плохие бояре. Путину удалось реализовать выгодную для него схему. Как, за счет чего у него получилось — было бы интересно понять. Это вопрос не очевидный. Получится ли у преемника — это вопрос. Если преемник будет назначен (рекомендован) Путиным — однозначно нет. Может быть, на короткий период, если он открестится от политики Путина и объявит «новый курс». Но объявить и сделать — это разные вещи. В противоположность «тефлоновому» лидеру следует ввести понятие «пригорающий» — его обвиняют во всем, что бы ни произошло, даже если он не виноват. Перейти от «пригорающего» к «тефлоновому» — сложнейшая задача, я даже не уверен, что в существующих условиях она решаема. У оппозиционного политика это может получиться краткосрочно, на волне народных ожиданий, но конвертировать краткосрочный эффект в долгосрочный — опять же сложнейшая задача.

Путин такую задачу решил, правда, ему помогли многие внешние обстоятельства. Я думаю, что можно выделить несколько периодов, на каждом из которых играли роль разные факторы. Итак, моя гипотеза: преемник, назначенный Путиным, сразу попадет в категорию «пригораемых». Теперь предположим, что либо у самого Путина, либо у его преемника рейтинг упадет с 70% до 20%. Что будет? Некоторые считают, что ничего. Я считаю иначе. В авторитарной системе чем меньше авторитет лидера, тем больше он должен делать ставку, с одной стороны, на силу и «беспередел», с другой стороны — на популистские подачки. По этому пути идет Путин, но осторожно, притормаживает. Преобладают так называемые словесные интервенции.

Новому лицу придется «ускориться». Однако силовые методы усилят ненависть. Популистские могут дать краткосрочный эффект, но приведут к инфляции. Трудно управлять, если тебя все ненавидят. В элитах всегда найдутся силы, которые захотят поживиться на ослаблении лидера. А ведь система хрупкая. Достаточно выйти из-под контроля какой-то части государственной думы, и в стране начнется революция. И что тогда делать? Распускать думу, арестовывать оппозиционных депутатов? Однако неясно, что будет потом. Все ли заметили, как начал наезжать на Путина Жириновский в период, когда Путин был премьер-министром? И не только Жириновский. Потом это быстро прекратилось, но короткий момент был.

Сейчас я плохо себе представляю, как должен быть организован транзит власти, который обеспечил бы стабильное развитие страны. Полагаю, что в Кремле об этом сильно задумались.

Сергей Белановский

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook и следите за обновлениям