Подведем итоги с памятником Калашникову, на котором изображен автомат Хуго Шмайссера.

Автор памятника, придворный скульптор Щербаков: «Нам немецкий автомат подсунули, а те, кто нас обвиняют, пытаются сделать из этого политическую историю».

[the_ad id=»8425″]Военно-историческое общество Мединского, заказавшее памятник: «Мы в оружии не разбираемся».

Московские власти: набрали в рот воды.

Эта история — о качестве госуправления в целом. Казалось бы — что может быть проще, чем вылепить автомат? Но даже с такой простой задачей власти не могут справиться, не могут найти грамотных исполнителей.

И так — по всей вертикали, от Думы до распоследнего районного чиновника.

Самолеты тонут, потому что порвался тросик. Вертолеты лупят по своим. Заходятся криком распятые по телевизору мальчики. Горят пожары в фотошопе. Воруют диссертации министры.

По всей стране неустанно идет отрицательный отбор, и наверх выбиваются самые серые — но самые преданные. Неважно, что они ничего не знают и не умеют, главное — понимают, чего от них ждут.

Салават Шербаков не скульптор. Он — символ.[the_ad id=»8431″]

Тем временем все то же Военно-историческое общество поставило в Москве бюст Сталина. И мы ничего не сможем им объяснить, потому что они просто не поймут: Преданность заменяет ум.

Дмитрий Гудков

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook и следите за обновлениям