Освобождение двух осужденных в Крыму заместителей председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ильми Умерова и Ахтема Чийгоза произошло по сценарию, напоминающему, как выпускали политзаключенных из Советского Союза: тайно, по секретным указам, в ту западную страну, которая готова была выступить местом убежища или транзита. Впрочем, я сузил бы это сравнение до «узников Сиона», еврейских политзаключенных или «отказников», боровшихся за право отъезда на историческую родину. Умеров и Чийгоз такие же «узники Сиона», с той только разницей, что их народ уже на своей исторической родине и требует признания своего права определять судьбу Крыма без «вежливых зеленых человечков» и прочей болотной мерзости.

Тогда, в советские времена, страной, озабоченной свободой и безопасностью своих героев, было Государство Израиль. Но Израиль, честно говоря, не имел большого влияния на кремлевских старцев, антисемитов, не способных простить маленькой стране разгрома арабских армий и их советских кураторов в Шестидневной войне 1967 года. И тогда ближневосточное государство прибегало к помощи международного сообщества, прежде всего еврейской общины Соединенных Штатов. Оказывалось, что советским руководителям не так уж просто было отказывать американским президентам — рычаги для влияния на Кремль у Белого Дома были тогда, есть и сейчас.

Сегодня страной, которая взяла на себя ответственность за будущее крымскотатарского народа и сохранение его запрещенного в России «парламента» — Меджлиса, стала Украина. Но ее влияние на российские власти вполне сравнимо с тогдашним влиянием Израиля: так же, как евреям в советские времена, украинцам сейчас кремлевские начальники не могут простить готовности воевать за свободу.

И тогда Украине, как и Израилю в недавнем прошлом, приходится прибегать к помощи международного сообщества, прежде всего к помощи Турции, куда сотни тысяч крымских татар были вынуждены переселиться после оккупации полуострова войсками Екатерины II. И оказывается, что можно игнорировать Порошенко, но Эрдогана — куда труднее.

Освобождение «узников Сиона» демонстрировало, что еврейское движение в Советском Союзе действительно существует, что с ним необходимо считаться, что презрение к этому движению и репрессии против его активистов могут привести к нежелательным последствиям для руководства СССР — поправка Джексона-Вэника действительно сыграла историческую роль, повлияв на технологическое отставание «империи зла» от цивилизованного мира. Освобождение Умерова и Чийгоза — именно по такому сценарию, по секрету, в Анкару — тоже показывает, что никакие судебные решения о запрете Меджлиса не могут отменить ни международного авторитета народного парламента крымских татар, ни необходимости с ним считаться.

Освободив руководителей Меджлиса по договоренности с президентом Турции, Путин признал, что Умеров и Чийгоз, как и другие лидеры крымских татар, не нарушители оккупационного спокойствия, а политические деятели, свободу которых нужно уважать. И это еще раз доказывает, что вопрос Крыма — что бы там по этому поводу ни говорила официальная пропаганда и ни повторяли «крымнашисты» из президентской администрации и российского парламента — отнюдь не закрыт, как не был закрыт еврейский вопрос после очередного запрета выезда из СССР. Воля народов — пусть даже очень маленьких, но свободных народов — всегда сильнее воли диктаторов, даже помыкающих миллионами.

Виталий Портников