Наконец свершилось то, что никак мне не удавалось еще со времен СССР! Я отметил самый главный юбилей в истории человечества (как нам вдалбливали 70 лет) по-человечески. Я его не заметил. От слова совсем. И вспомнил про «день седьмого ноября, красный день календаря» числа девятого, когда праздновать было уже поздно. Да и, собственно говоря, нечего.

[the_ad id=»8425″]Сами большевики, как та кошка, которая чуяла, чье сало съела, октябрьский переворот и революцией-то назвали не сразу, и праздновать начали спустя лет десять, и выходным сделали и того позже.

Народ про святой день анекдоты, конечно, рассказывал, но с опаской. Получить 58 статью можно было и за меньшие прегрешения. Но, судя по всему, лет через …дцать только анекдоты у молодых украинцев и останутся в памяти об этом страшном и безумном событии, сотворенном в страшной и безумной стране страшными и безумными людьми.

В Смольный врывается толпа вооруженных людей, впереди — матрос-анархист. На груди пулеметные ленты крест на крест, на боку маузер, за ремень заткнута граната.
В дверях дремлет заморенный солдатик с трехлинейкой. Матрос к нему:
— Пиво есть?
Солдатик уныло:
— Откуда?
— А где есть?
— Да, говорят, в Зимнем.
— Братва! За мной!!!

На излете перестройки в еще тогдашней «Комсомольской правде» мне попалась одна из лучших виденных мной карикатур и посвящена она была именно октябрьскому перевороту. Самой карикатуры сейчас я в сети так и не нашел, придется описывать словами.[the_ad id=»8431″]

А соль той карикатуры в том, что была она рассчитана именно на знатоков анекдотов. Сам анекдот:

Морское сражение. Командир крейсера вызывает на мостик боцмана:
— Боцман, тут такое дело, по нашему кораблю миноносец выпустил торпеду. Через пять минут она попадет в борт, крейсер пойдет ко дну, так что собери команду на палубе и подготовь к эвакуации, но смотри, аккуратно, панику не сей!
Боцман скоренько выстраивает команду на палубе, приказывает одеть спасжилеты и в матюгальник объявляет:
— Сейчас я достану из штанов свой самый главный боцманский прибор, на счет «три» садану им по палубе и крейсер, к чертям собачьим, развалиться пополам. Вопросы?
Из строя выкрики:
— Ну, это ты, боцман, загнул! Не может быть!
— Не верите? Ну смотрите! Раз, два, три!
Корабль раскалывается надвое и тонет. Рядом с боцманом выныривает капитан и, отфыркиваясь, кричит ему:
-Дурак ты боцман и шутки у тебя дурацкие! Торпеда-то мимо прошла!

[the_ad id=»8425″]Это, собственно, предистория. А сама карикатура выглядела так — около носовой пушки крейсера «Аврора», из которой вьется дымок после выстрела, стоит, грудь колесом, радостный боцман, а перед ним с вздыбленными волосами подпрыгивает разъяренный капитан: «Дурак ты, боцман, и шутки у тебя дурацкие!»

— Какие люди самые мстительные?
— Вовочки! Один в 1917 страшно отомстил за повешенного брата, а другой все мстит и мстит кому ни попадя, хотя прошло сто лет и брата у него отродясь не было.

И еще из «революционного» фольклора:

— Какое самое разрушительное оружие в мире?
— Носовая пушка крейсера «Аврора». Один выстрел — и семьдесят лет разрухи.

Наверное, именно про такое орудие в народе и говорят: «Чтоб тебя разорвало!»

Борис Кожезамов

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook и следите за обновлениям