До февраля 2018 года сформируется архитектура политики США в отношении путинского режима. И дело даже не в новом пакете антироссийских санкций (его примут в феврале), но и в продолжающемся расследовании спецслужб США относительно российского вмешательства в президентские выборы в 2016 году.

Парадокс, что избиравшийся с повесткой перезагрузки американо-российских отношений, Дональд Трамп сегодня вынужден стать большим ястребом в отношении Кремля, чем сенатор Джон Маккейн. К этому его будет подталкивать и продолжающееся расследование относительно бывших членов его администрации. Показания экс-советника по нацбезопасности Майкла Флинна будут стимулировать Белый дом искать новую формулу давления на Путина. Отвлечение внимания и перевод акцентов — классический инструмент во время внутреннего кризиса.

Соответствующие сигналы уже пошли в полный рост. Советник Трампа по нацбезопасности генерал Герберт Макмастер уже предупредил, что время жесткого разговора с Кремлём пришло. Причина — состояние дел в Сирии и вмешательство в европейские дела. Напомню, Сирия оставалась едва не единственной точкой, где США и Россия продолжали совместное сотрудничество в решении проблемы ИГИЛ. И ведь руки Вашингтона ещё не дотянулись до Северной Кореи. Мистическо быстрый прогресс ядерной программы этого тоталитарного режима невозможен без поддержки извне. И ответ на вопрос, кто оказал КНДР соответствующую помощь, окажет непосредственное влияние на все последующие отношения США с Россией на ближайшие годы.

Тарас Березовец

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook и следите за обновлениям