..О заявлении Дуды и демарше Сербии.

Все это очень неприятно и требует осмысления. Если добавить сюда проблемы с Венгрией и «озабоченность» Румынии по языку — то мы видим едва ли не «второй фронт» против Украины. Так это некоторые наши политики и эксперты и оценивают.

Ищут влияние Москвы или приводят чисто рускомирский аргумент: мол, Украина начала вставать с колен и это соседям не понравилось

Мне кажется, беда в том, что мы внутри страны живем в парадигме «зрада» и «вокруг одни враги», и пытаемся перенести эту парадигму на внешние отношения.

Война вынуждает нас быть резкими, но зачастую, эту резкость мы применяем не по назначению. Порой, как бы ты себя не чувствовал правым, но понимаешь — есть высшие интересы. Высшие интересы для нас — не плодить врагов или просто равнодушных в кругу своих соседей, а множить ряды союзников. А для этого порой надо выслушивать их мнение и пытаться найти компромисс.

Так что, скажут, нам отказаться от своей истории, языка, отказаться говорить правду тем, кто сотрудничает с Россией?

Нет, от принципов отказываться не надо. Но формулировать свою позицию можно иначе. С пониманием того, что больные мозоли есть у всех.

Что, например, ответила Сербия на наши упреки в том, что ее граждане воюют на стороне Лугандона? «Мы это, сказали, осуждаем, а вот вы украинцев, воевавших на стороне Хорватии во времена развала Югославии, никак не осудили.Вам ли, мол, нас упрекать?»

Мы можем долго доказывать , кто был прав в конфликте между Хорватией и Сербией, но для сербов это больной вопрос, они считали хорватов сепаратистами, как мы считаем сепаратистами сегодня каталонцев, не говоря уже о лугандонцах.

Будем воевать с сербами дальше, давая им повод упасть в российские объятия?

Польского министра обидело утверждение нашего директора музея, что дескать Украина во времена Петлюры-Пилсудского была оккупирована Польшей. Но было ли это в полной мере оккупацией? Разве не подписал глава Директории военный договор с Польшей, по которому западная Украина добровольно «дарилась» союзнику? И разве нельзя говорить, что в какой-то мере, поляки спасли население тех земель от коммунизма?

Да и Антанта, надо сказать, видела в нашей территории всего лишь бесхозные земли оставшиеся от двух больших империй. И разве украинцы сами, своими междоусобицами, в таком к нам подходе не виноваты?

И мадьяр понять можно: их племена пришли в Закарпатье тысячу лет назад. Можно ли венгров считать коренным населением этих земель? Я думаю, да (наряду с украинцами).За последние годы опираясь на Хартию они выбили для себя на Закарпатье серьезные бонусы ( не в последнюю очередь поддерживая Кучму, а потом Януковича — но это ведь не их, а наши проблемы). Просто так отобрать эти бонусы не получится, сколько бы мы не писали о синдроме «Великой Венгрии»).Надо просто поставить себя на их место.

Тут нужна очень тонкая, филигранная работа — дипломатическая, идеологическая, информационная. Не всегда майданные методы хороши. Порой можно и пойти навстречу.

Не все и не сразу воспримут Украину как государство со своей историей, идеологией и со своими геополитическими интересами. Прежде ведь нас не трогали, потому что считали частью России, а с ней связываться не хотели.

Но и мы не должны забывать, что живем не на отшибе — а в самом центре Европы, где расталкивать локтями людей в дверях не принято.

Кто-то из восточных мудрецов сказал: жить совсем без врагов никак нельзя — не получится. Да это и полезно, если у тебя есть враг, он не дает почить на лаврах. Но выбирать его следует, не поддаваясь сиюминутным эмоциям, а вследствие глубоких размышлений — так чтоб был удобен для мобилизации духа, но не больше. И лучше — одного. А всех остальных — даже неприятных и сварливых — правильнее привлечь в свои союзники…

Мне кажется, это актуально и для нашей внешней политики и для внутренней…

Евгений Якунов