Наращивая эскалацию в регионе, руководство Северной Кореи проверяет, как далеко мировые столицы позволят ему зайти.

Примерно в шесть утра 29 августа недоумевающие жители японского острова Хоккайдо проснулись от звуков сирен. Одна из трех запущенных КНДР межконтинентальных баллистических ракет пролетела над территорией страны Восходящего солнца, упав в Тихий океан примерно в 1000 милях к востоку от Японии.

Японская ПВО отследила ракету и рассчитала ее примерную траекторию. Имея техническую возможность ее сбить (по крайней мере, так заявляет официальный Токио), власти ограничились объявлением воздушной тревоги и рассылкой предупредительных SMS-сообщений на телефоны местных жителей. Впрочем, далеко не факт, что перехват бы удался. Или что обломки не упали бы прямиком кому-то на голову.

Северокорейские ракеты пролетали над Японией и ранее – в 1998 и 2009 годах. Но тогда Пхеньян убеждал, что речь шла о выводе на орбиту северокорейских спутников. Так что 29 августа официально произошло первое нарушение воздушного пространства другой страны боевыми ракетами режима чучхе.

Новейшая история режима

После краха мировой системы коммунизма, Корейская народно-демократическая республика не пошла, подобно Китаю или Вьетнаму – бывшим дальневосточным собратьям по попыткам построить общество без эксплуатации человека человеком – путем модернизации страны сверху. Вместо этого к северу от 38-й параллели (линия разграничения между официально пребывающими более 60 лет в состоянии войны КНДР и Республикой Кореей) первоначально сталинистская модель выродилась в причудливую форму восточной деспотии. Там абсолютную власть верховного вождя передают по наследству, общество крайне милитаризировано, тайная полиция обладает безграничной властью, экономика – самая неэффективная на планете, а система параллельной реальности поистине оруэлловская.

Во второй половине 1990-х в стране разразился голод, унесший, по неофициальным данным, до 3 миллионов жизней (около 15% населения). С тех пор это государство живет в значительной степени за счет иностранной гуманитарной помощи, что не мешает северокорейскому режиму обещать показать всем капиталистам на свете кузькину мать.


В 1994 году администрация 42-го президента США Билла Клинтона рассматривала возможность нанесения удара по КНДР с целью недопущения создания режимом чучхе атомной бомбы. А после терактов в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года Джордж Буш-младший внес Пхеньян в так называемую «ось зла».


Но до применения оружия не дошло: Клинтон договорился о прекращении северокорейской ядерной программы, и необходимость в начале активных действий просто отпала. При Буше-младшем Вашингтону было и вовсе не до того – Америка участвовала в кампаниях на Ближнем Востоке.

Тотальная милитаризация — основа режима чучхе

В 2003 году Пхеньян вышел из Договора о нераспространении ядерного оружия, а уже через два года заявил о создании атомной бомбы. С 2006 по 2016 гг. было проведено пять ядерных испытаний и десятки испытаний баллистических ракет, большинство из которых упали в международных водах недалеко от Японии, создавая угрозу как самой Стране восходящего солнца, так и весьма интенсивному судоходству. Кроме того, в последние годы коммунистический режим существенно увеличил количество провокаций против Южной Кореи.

Весной 2010 года северокорейская субмарина потопила южнокорейский корвет «Чхонан», результатом чего стала гибель 46 матросов. А в так называемой демилитаризованной зоне вдоль линии разграничения с Южной Кореей артиллерия КНДР время от времени открывает огонь, вследствие чего гибнут южнокорейские солдаты. Обычно эскалация заканчивается поставками очередной партии гуманитарки, после чего Пхеньян на какое-то время успокаивается.

Трамп против Кима: игра на нервах

Новая волна обострения на корейском полуострове началась весной 2017 года. Новоизбранному президенту Дональду Трампу, по уши увязшему на родине во внутриполитических дрязгах, были отчаянно необходимы победы на внешних фронтах.

В марте Вашингтон заявил, что не потерпит более ядерных испытаний и прочего бряцания оружием в регионе. К полуострову направилась ударная группировка ВМФ США во главе с авианосцем «Карл Винсен» примерно с 90 самолетами на борту. В состав группы также входили два эсминца, огневая мощь каждого из которых (64 крылатых ракеты «Томагавк») превосходит мощь всего Черноморского флота РФ и ракетный крейсер «Лейк Чемплейн» со 122 «Томогавками». Кроме того, в Восточно-Китайское море вошли три подлодки класса «Мичиган» со 154 ракетами каждая. Был объявлен режим повышенной готовности также на авианосце «Рональд Рейган» и кораблях сопровождения в японском порту Йокосука.

Тогда режим Ким Чен Ына банально сдрейфил. Несмотря на воинственную риторику, ядерные испытания не были проведены ни 15 апреля, в «День Солнца» — день рождения основателя династии Ким Ир Сена, ни 25 апреля, в день основания Корейской народной армии. Несколько недель спустя американская армада покинула корейские воды.


После относительного затишья ситуация резко обострилась в конце лета. На 21 августа был запланирован старт совместных американо-южнокорейских учений Ulchi-Freedom Guardian. Пхеньян объявил учения «провокацией американских империалистов и их сеульских марионеток» и пригрозил нанести ракетный удар по находящемуся под управлением США острову Гуам в Тихом океане, на котором расположены крупнейшие американские стратегические военные базы в регионе.


Кроме того, хозяева КНДР популярно объяснили, что любые попытки «американской военщины» перехватить ракету будут считаться «агрессией вашингтонских империалистов против корейского народа». На нее будет дан надлежащий ответ – хотя бы в виде полномасштабного обстрела Сеула. Десятимилионная столица южной Кореи находится всего в 20 километрах от линии разграничения, на нее направлены тысячи северокорейских орудий и систем залпового огня.

В ответ президент США Дональд Трамп пригрозил режиму чучхе «невиданными огнем и яростью», а шеф Пентагона Джеймс Мэттис прямо предупредил КНДР о «гибели ее народа». Вдобавок Совбез ООН ввел очередные санкции против Пхеньяна, весьма существенные – по расчетам, режим Ким Чен Ына может лишиться примерно трети экспортных поступлений.

21 августа беда обошла стороной – заявления северокорейских вождей оказались очередным блефом. Совместные учения союзников на корейском полуострове стартовали, а государство-изгой так и не решилось выстрелить по Гуаму.

Когда бездействие – самое большое зло

Но уже пять дней спустя Пхеньян выпустил сразу три ракеты малой дальности в направлении Японского моря. Одна из них взорвалась сразу после старта, остальные чуть позднее. А еще через три дня, 29 августа, ракета Hwasong-12 пролетела над территорией Страны восходящего солнца.

Сейчас можно утверждать: реакция мирового сообщества на бесцеремонную угрозу безопасности одной из ключевых экономик планеты оказалась крайне вялой и неадекватной ситуации. Более того, практически не прореагировал и сам Токио.

Главный секретарь японского правительства Ёсихидэ Суга лишь назвал это испытание «беспрецедентным по своей опасности», добавив, что Токио предпримет все необходимые действия в отношении КНДР, но не уточнив, какие именно. В Южной Корее созвали заседание Совета национальной безопасности. Наконец, Токио созвал экстренное заседание Совбеза ООН, на котором все традиционно ограничились выражением «глубокой озабоченности». Самое главное – не последовало внятных откликов из Вашингтона.

«Эра стратегического терпения в отношении КНДР закончилась», — сказал в конце июня вице-президент США Майк Пенс. По видимому, ее заменила эра стратегической растерянности и неопределенности.

Воодушевленный отсутствием адекватной реакции, Ким Чен Ын поспешил заявить, что ракетные учения – прелюдия к атаке на Гуам.

«Нынешние ракетные испытания являются первым шагом по подготовке к военной операции Корейской народной армии в Тихом океане и прелюдией к сдерживанию Гуама — передовой базы вторжения», — озвучил угрозу северокорейский диктатор.

Можно не сомневаться – как раз тут вождь чучхе не врет: КНДР будет и дальше испытывать терпение мирового сообщества, маленькими шажками тестируя «болевой порог» цивилизованных стран. А Вашингтон, Токио и Сеул будут тянуть до последнего, прекрасно понимая, к чему приведет возможная война на корейском полуострове. Жертвы будут исчисляться сотнями тысяч, если не миллионами; инфраструктура будет разрушена; а экономика самого динамичного региона мира будет погребена под толстым слоем радиоактивного пепла. Понимает это и «ядерный Ким» — потому особо ничего и не боится.

К сожалению, в нынешнем мире верх зачастую одерживает не тот, кто сильнее, а тот, кто отмореженнее. Но, с другой стороны, потакать самому невменяемому режиму на планете — лишь делать его еще наглее, развязнее и опаснее. Умиротворение агрессивных диктаторов – будь то Гитлер, Сталин, Путин или Ким – только увеличит цену, которую человечество заплатит в будущем.

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook и следите за обновлениями

Максим Викулов