После нанесения точечных ракетных ударов по позициям Башара аль-Асада у лидера Кремля остается только два варианта: либо отвечать силой на действия коалиции, либо продолжать вести войну в сфере «мягкой силы».

Об этом в комментарии Апострофу рассказал российский публицист и военный обозреватель Дмитрий Орешкин.

По его словам, несмотря на падающую в РФ популярность темы вовлечения России в Сирию, Путин не может уйти оттуда просто так.

«Во-первых, если он уйдет без ощущения победы, то будет выглядеть слабаком в глазах «патриотической общественности». Во-вторых, его международный статус (это уже его личное восприятие) пострадает. Возникнет когнитивный диссонанс: он ведь вошел в Сирию, чтобы с ним стали говорить, стали прислушиваться к его словам. Фундаментальная проблема в том, что хоть с ним и начали говорить, но не на том языке, который Путину нравится. Начали говорить как раз на его языке – жестком языке силового противостояния», – говорит Орешкин.

Поэтому у Кремля остается всего два варианта. Первый вариант, прямого военного конфликта с США, вряд ли может рассматриваться серьезно, поскольку для этого у РФ нет ни ресурсов, ни возможностей.

«А если удар не наносится, Путину приходится там оставаться, оставлять силовиков – это довольно дорогое удовольствие и, главное, бесперспективное. Как ни крути, режим Асада не может контролировать всю территорию его страны. Идея, по-видимому, заключается в том, чтобы бесконтрольную территорию разделить на зоны влияния Ирана, Турции, самого Асада и, косвенно, России. При этом придется вступать в конфликт, например, с Израилем, который не допускает закрепления Ирана на территории Сирии, вплотную прилегающей к Израилю», – продолжает политолог.

Поэтому, по мнению Орешкина, в случае отсутствия военного конфликта, противостояние перейдет в сферу «мягкой силы», где у России также меньше ресурсов, чем у условного Запада. Даже если удастся сохранить в Сирии нынешний режим Башара Асада, РФ придется за это слишком дорого заплатить.

«Вот два варианта проигрыша Путина: один более быстрый, другой – более продолжительный во времени. В любом случае получается, что Россия выглядит не как наступающая страна, а как обороняющаяся; путинская Россия становится объектом давления, а не субъектом политической игры… То есть выйти из Сирии гораздо труднее, чем войти. Теперь придется за это долго и невыгодно платить, в том числе и российским гражданам. И их это не радует», – резюмирует эксперт.

 

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook и следите за обновлениям