[the_ad id=»8425″]Я хочу рассказать о двух обыкновенных девушках — украинке и американке. Для удобства, назовем первую Оксана, а вторую Шелби. Им обеим со школьной скамьи нравилось право.

Оксана решила стать нотариусом. Поэтому после школы она поступила на юридический факультет университета. Отучилась там пять лет. Окончила с отличием. После этого она устроилась юрисконсультом на предприятие и проработала там три года. А затем, после трех лет юридического стажа, обусловленных украинским законом, она нашла нотариуса, который взял ее к себе помощником.

У нотариуса она проработала — опять же, установленный украинским законодательством минимальный срок — три года — и решила осуществить свою мечту. Она долго и тщательно готовилась к квалификационному экзамену. Сдала его блестяще. Торжественно произнесла присягу и получила свидетельство на право занятия нотариальной деятельностью.

Потом в управлении юстиции подала заявление на получение регистрационного удостоверения с указанием нотариального округа, где собиралась работать. Разумеется, поближе к дому.

И тут ей дали от ворот поворот. Потому что управление юстиции посчитало, что в данном округе нотариусов предостаточно. Как правило, в любом небольшом украинском городе молодые нотариусы сталкиваются с этой проблемой — все хлебные места заняты.

Оксане пришлось переехать в другой город и устраивать свою жизнь на новом месте. Потому что корни — корнями, но мечта — главнее. Она сняла офис, написала заявление на сертификацию помещения ( есть и такое требование закона ) и перед началом деятельности заключила договор на страхование профессиональных рисков.

Давайте суммируем: пять лет в университете, три года обязательного стажа до помощника нотариуса, три года обязательного стажа помощником нотариуса, примерно год усиленной подготовки к квалификационному экзамену. В сумме набирается двенадцать лет.

То есть, к тридцати годам Оксана осуществила то, о чем мечтала с семнадцати.

Теперь о Шелби.

Шелби — девушка старательная, но ветреная. Разонравились ей юридические талмуды. После школы Шелби поступила в муниципальный колледж. Отучилась два года на бухгалтера. Затем устроилась в местный банк. Заполнила заявление, отправила его Секретарю штата. И через полтора месяца получила право заниматься нотариальной деятельностью. Причем не только в своем городе, но и по всему штату.

Еще раз. Для того чтобы стать нотариусом в штате Айова, надо:

быть старше 18 лет

быть резидентом штата, или жителем соседнего штатам, но при этом иметь работу или бизнес в Айове

уметь читать, писать и понимать английский язык

не иметь судимостей и не быть признанным психически неполноценным

заплатить административный взнос в сумме 30 долларов

заполнить анкету и направить ее в офис Секретаря штата

и…

И это все. Более того. Я, Ваня Пупкин, украинский иммигрант, могу заполнить ту же форму, приложить к ней чек на 30 долларов и через 6 недель я — нотариус. Прошу любить и жаловать. Останется только заказать круглую печать и деловую канцелярию.

Все, что интересует администрацию штата, так это то, чтобы человека не ходил по улицам с высунутым языком, и его имя не фигурировало в связи с криминалом. То, что у заявителя нет не только высшего профильного, но и вообще высшего образования — никого не волнует. Юридический стаж тоже не требуется. Заявление, 30 долларов, поверхностная проверка — и новый нотариус готов.

Почему-то американцы считают, что для того, чтобы посмотреть в документы человека и заверить его, только что поставленную на бумаге, подпись, не нужно учиться пять лет в университете и иметь шесть лет юридического стажа, из которых три — по специальности «помощник нотариуса».

Ну, идиоты какие-то.[the_ad id=»8431″]

Все остальные вопросы — сличение с базами недвижимости, подготовка договоров, консультации — это юридическая практика, парафия юристов и адвокатов. К которой нотариусам в США, не имеющим специальных юридических лицензий, прикасаться запрещено.

В других штатах от вас могут потребовать пройти специальные курсы нотариусов ( около шести часов ) и приобрести в страховой компании обязательную страховку профессиональных рисков ( от 200 до 500 долларов ). А потом купить канцелярский набор — книгу для записей, круглую печать, набор типовых штампов.

В американских городах редко можно встретить вывеску «нотариус». Не потому, что их, нотариусов, нет. А потому, что они везде.

Практически, в каждом отделении банка есть банковские клерки — нотариусы. В каждом суде, мэрии и гософисах, агентствах недвижимости, страховых компаниях, офисах юристов, туристических агентствах есть люди, уполномоченные администрацией штата совершать нотариальные действия.

То есть там, где потенциально существует необходимость нотариальных услуг, есть и нотариусы. Но для всех этих людей нотариат, скорее, профессиональный бонус, с него они не живут.

Американцы прекрасно обходятся без нотариусов там, где украинцам — никак.

Например, купля-продажа автомобиля. Вы — покупатель, я — продавец. Любой из нас может распечатать форму акта-продажи с сайта местной мэрии. Встретились, посмотрели товар, при желании сделали тест-драйв. Затем, на месте, от руки заполнили упомянутую форму. Я, как продавец, подписал ее. Получил деньги. Свинтил свои номера с автомобиля. Отдал ключ. Рукопожатие. Все. Покупатель с заполненной формой едет в мэрию, оформляет автомобиль на себя, платит пошлину, получает новые номера. Все это за один визит.

Когда действительно возникает необходимость заверить подпись на какой-то форме, американцы традиционно едут в свой банк, и там получает эту услугу бесплатно. Если человек не имеет счета в данном конкретном банке, с него могут взять плату за нотариальные действия. К примеру, в Массачусетсе, такая такса составляет $1.25 за подпись и подниматься не может.

Даже крутые юридические корпорации в США не скатываются до китча в стиле поздней Римской империи, который популярен для офисов многих навороченных частных нотариусов в Украине. Мраморные колоны с коринфскими капителями, напольные вазы с пальмами, кожаная мебель в стиле ампир. Словно попал домой к бывшему Генпрокурору.

Вероятно, люди забыли, чем кончил Рим.

Американцы этого и не знали. Для них главное — простота и удобство. Поэтому, заверить документ можно быстро и бесплатно. Нотариусов в США так и называют — public servants — общественные служащие.

А если рассказать Шелби о том, через что пришлось пройти Оксане, боюсь, сам собой всплывет вопрос об уже упоминавшейся психической неполноценности.

На этот раз — советских и украинских законодателей.

Кому-то когда-то пришла в голову идея возвести сугубо техническую функцию делопроизводства до положения отдельной отрасли, затем, заземлив на нее десятки украинских законов, вырастить особую касту небожителей, делающих приличные деньги практически из воздуха.

[the_ad id=»8425″]Но, если когда-нибудь в государстве Украина действительно дойдут руки и мозги до освобождения жизни бизнеса и рядовых граждан от старых, избыточных и, зачастую, просто глупых законодательных норм, уверен: вопрос украинского нотариата обязательно появится на повестке.

Иван Райли

 

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook и следите за обновлениям